Брачно-семейные отношения в древней Руси

29 августа, 2022 0 Автор ewermind

 

Семейный быт Древней Руси

Передо мной пожелтевшие два листа из какого-то журнала советских времён.
На них под рубрикой «Семья вчера, сегодня, завтра» продолжение публикации
«СЕМЕЙНЫЙ БЫТ ДРЕВНЕЙ РУСИ». Начало публикации в № 10 и 12 за 1986 год.
Автор — Наталья Пушкарёва, кандидат исторических наук.

Сегодня решила напечатать этот материал, не зря же хранился у
меня 28 лет, тем более, что автор писала его и для «завтра», коим является
нынешнее время. Итак, начинаю печатать.

СЕМЕЙНЫЙ БЫТ ДРЕВНЕЙ РУСИ

«КАКОВЫ ЧЕСТИ ПРИНЕСЁШЬ. РОДИТЕЛЯМ. «

Отношения между родителями и детьми в древнерусских семьях регулировались
как нормами христианской морали, так и народными традициями.

Воспитание «чад» традиционно было сферой деятельности преимущественно
женщин. Именно им подобало «нрав детинный исправливати», «блюсти чад своих».

Церковь требовала от женщин воспитания в детях послушания,терпения,уважения
к старшим: «младу отрочати пред старым молчати».

Церковные поучения требовали у детей и уважения к матери: «Вечно матери
своея не забудь, вспомяни, яко тою родил еси, «не забывай матерня труда»,
еже о чадах печаль и болезнь.
Можеши о ней поболети, яко же она о тебе.
Тем же страхом раболепном послужи еи». (Из текстов Прологов Х1У-ХУ веков).

Пренебрежение и забвение памяти родителей: «пакы насмехася отцю и укоряюще
старость матерню. «(если насмехается над отцом и укоряет мать её старостью. )
резко осуждались: «и возплачется тогда, но никто не услышит его. » Глубоко
и гуманно по сути и требование «аще охудеет разумом в старости отец ваш или
мать ваша — то не безчествуйте их, не укоряйте».

Истину, выработанную вековой народной мудростью, донесли до нас «Пчёлы» — сборники изречений и пословиц «учительного» содержания, бывшие практически настольными книгами у людей русского средневековья: «Какы чести принесёшь ты своим родителям, таких и ты чай от своих детии на старость. «

«Смехом, срамом и безчестием роду» называли наши предки тех, кто не уважал
своих родителей, пренебрегал заботой о них. Итогом поучений неизменно
являлись слова: «родителя присно (вместе.- Н.П.) с богом чти равно».

«непокоривость» детей матери строго осуждалась. Отца ли, матерь свою кляла
ли еси, ил била, ил лаяла?». «Ли досадила отцу или матери?» — сыпались
исповедные вопросы. За такие проступки назначалась эпитимья (церковное
наказание) на пятнадцать дней.

«Съгрешившим» злосрердием к родителям» «учительная» литература угрожала
суровым возмездием: «. аще кто злословит родители свои — проклят есть
от бога и от людей, «аще же кто бьёт матерь — от церкви да отлучится,
и лютою смертию да умрёт, материна же клятва(то есть проклятие
-Н.П.) — искоренит. «

Но от самих воспитателей, матери и отца, так же требовалась разумная
строгость в отношении к детям: «не озлобляй, наказуя, дети», ласка и
доброта.

Источники свидетельствуют о том, что объектом заботы могли быть «примачки»,
то есть приёмыши. «Жила есми с своим мужем полчетвертадцать лет, а детей,
господине, у нас не было, — повествует в своём послании митрополиту
Киприану некая вдова Феодосья. — И мы себе приняли примачка, Тимошку, за
дитяти место» Далее она просит разрешение на его усыновление и,
следовательно, права передачи этому»примачку»»стяжания мужа своего»,
то есть родового имения, наследство.

С поучениями, которые мы встречаем в текстах церковных сборников,
перекликаются свидетельства некоторых гражданских актов и летописей,
которые также характеризуют отношения родителей и детей в древнерусских
семьях.

Князь Константин Всеволодович (начало ХШ века), чьё «наставление о детях»
дошло до нас в изложении известного историка ХУШ века В.Н.Татищева, так
обращается к своим чадам:

«Почитайте мать Вашу, сохраните поведения еи и довольство, чтоб не терпела
недостатка. «

Роль мудрого влияния матери неоднократно подчёркивалась летописцами при
описании многих значительных поступков в жизни князей и бояр — главных
действующих лиц летописей.
Так, например, Анна, жена великого князя Всеволода Ярославича, убеждает
сына Владимира Всеволодовича прекратить усобную борьбу со Святополком
Изяславичем (Х1 век); великая княгиня Мария Ярославна благословила сына
Ивана Ш на борьбу с ханом Ахметом в 1480 году, а результатом её, как
известно, было свержение ордынского ига на уси.

Трудно не заметить, что в древнерусских семьях, описанных в летописях,
отличительной чертой внутрисемейного микроклимата были доброта, внимание,
забота о женщинах. Почтительное отношение к матери — приметная черта и
древнерусского фольклора:
«Что ни белая берёза к земле клонится,
и лелковая трава расстилается,
Уж как сын перед матерью кланяется. »
Такова степень уважения былинного героя Добрыни Никитича к матери.
«Свет-государыня, матушка!»
Госпожа моя, родна матушка!» — таковы обращения детей к матери в русских
песнях и былинах.

Конечно, этот пример отнюдь не исключает возможности конфликтных ситуаций
между матерью и детьми в древнерусских семьях. Летописные известия,
демонстрируют подобные случаи.

Так, в берестяной грамоте № 415 мы читаем: «Поклоно от Февронии к Феликсу
с плацомо. Убиле мя (то есть избил меня — Н.П.) пасынке и выгониле мя изо
двора. «. За то, что пасынок выгнал из дому мачеху, он наверняка ответил
и перед светским, и перед церковным судом.
Если первый мог потребовать возмещение за телесный ущерб,нанесённый женщине,
к тому же мачехе, то суд церковный мог наложить эпитимью.

«Аще ли сын бьёт отца или матерь, — свидетельствует устав Ярослава
Владимировича(ХП век),- в дом церковный такой отрок». В этом законе
эпитимья — насильное пострижение в монахи («в дом церковный»),
разумеется с согласия пострадавших, самих родителей.

Обратим внимание в связи с этим на «Послание митрополита Ионы, детям
не повинующимся матери» (то есть великой княгине Софье Витовтовне):
«Била мне челом, сынове, мати ваша.- Нечто по грехом,оплошением ли вы
своим или дьяволивым наваждением, или молодостию живёте, с ней не
дружите, да ещё деи и обидете её во всём. » (1455 год). В случае
неповиновения митрополит Иона Пригрозил:
«Возложити мне тогда на вас духовная тягость церковная и своё
неблагословение и прочих священников и в си век, и в будущий, докеле
же в чувство приидёте.

Любопытным в этом послании является то, что адресаты — уже взрослые,
совершеннолетние дети великой княгини. Тем не менее по написанным законам
того времени считалось, что после смерти отца право старшенства в семье
переходит к матери и, следовательно, дети, пусть даже взрослые, не должны
из «воли матерней выматься»( то есть выходить из её опеки).

Ещё Русская Правда (ХП век) рекомендовала матери в случае вдовства «детям
воли не давати».

А вот как советует «укреплять чада» в своём завещании жене Евдокии
знаменитый победитель Мамая великий князь Дмитрий Донской:
«А приказал есмь детей своих княгине. А вы, дети мои, слушайте своее
матери во всём, из её воли не выступайтеся ни в чём.А который сын мой не
имет слушати матери, а не будет в её воли, на том не будет моего благословения.

Читать статью  Что такое счастье и где его искать?

Другие составители духовных, приказывая своим детям держать «матерь во чти и матерстве, прямо указывали на то, что слушаться её они должны «в моё, своего
отца место. «

Говоря о воспитании детей в древнерусской семье, необходимо обратить
внимание на то, что в то время обучение азам наук, а тем более самой
грамоте, находилось в рамках домашней педагогики. Древнерусские женщины,
особенно из среды господствующего класса нередко сами были высокоразвитыми
личностями, знавшими «инемние» (иностранные) языки, азы геометрии,
арифметики, астрономии, медицины.
Воспитывая детей, они передавали им свои знания.
.

Как свидетельствуют новгородские берестяные грамоты, даже в низших
сословиях, среди ремесленников было немало грамотных горожанок.
В малоимущих семьях, где не было лишних средств, чтобы платить за
обучение, знание грамоты и основ арифметики передавались детям только
через родителей, и прежде всего — через мать.

На супругов в древнерусских семьях возлагались не только родительские
обязанности, но и обязанности по взаимному уходу и содержанию друг друга.

«Лихий недуг, слепота ли долгая болезнь» ни при каких условиях не давали
права бросить спутника жизни, развестись с ним. Между тем тогда в Руси существовало немало поводов к разводу между супругами.

Древнерусское бракоразводное право возникло в 988 году
.
В ХП веке русская церковная практика располагала широким перечнем поводов
к разводу. Основным поводом было — «разлоучение по вине любодеяния». Факт
неверности по-разному определялся для каждого из супругов. Муж считался изменником лишь в том случае, если он заводил побочную семью, то есть имел
на стороне не только наложницу, но и детей от неё.

Жена же считалась прелюбодеицей, если только вступала в связь с
посторонним мужчиной.
С другой стороны, факт измены при разводе нужно ещё доказать, для чего
требовался свидетель преступления, который бы вместе с мужем-рогоносцем»
видел ю с чюждим мужа на ложа»

Что же касается неверной жены, то закон того времени давал мужу право
самому «доличив казнить ю(то есть, уличив — наказать).

Муж имел право развестись с женою по ряду других поводов, приравненных к прелюбодеянию (покушение на жизнь мужа, участие жены в языческих игрищах,
наведение воров на имущество мужа, «слова имет с чюждими людьми или опроче
дому своему спати — и о том уведает муж». )

Если муж обнаружит жену, беседующую с посторонним мужчиной, он может
указать на это священнику или по желанию судиться с ним по закону.
(Х1У век).

Физическая неспособность мужчины к брачным отношениям была признана в
качестве повода к разводу в ХП веке.
.
Когда муж оказался пьяницей, клеветником, имел долг, о чем не сообщил жене, —
закон давал ей право уйти от такого мужа со всем своим имуществом и детьми.

Любопытно, что при самовольном уходе мужа от жены, с супруга, кроме штрафа
в пользу церкви, взималась относительно большая сумма — компенсация в пользу
жены за «сором» или моральный ущерб.
В случае обоюдного согласия супругов на «разлоучение», их обычно разводили.
.
В рассматриваемое время (Х-ХУ века)церковная доктрина семьи, принижающая
женщину, подчиняющая её и детей,властелину в доме, мужчине, ещё не
окончательно утвердилась в сознании людей.

Влияние народных обычаев, традиций было весьма сильным и действовало
на равных с церковной концепцией.
Это касается и положения в древнерусской семье женщины, которая предстаёт
не бесправной рабыней мужа, а дееспособным, полновластным, активным членом
не только семьи, но и общества.
.

Взаимное уважение между членами семьи, равноправие отца и матери, мужа и жены,
во многих вопросах — повседневных, житейских и имущественно правовых — имеет древние традиции в русской истории.

Брачно-семейные отношения в древней Руси

В период древней Руси выделялось два основных типа семьи: малая и большая. Первая представляла собой супружескую пару и их детей, проживающих в небольшом доме. Большая семья, или род, состояла из стариков, сыновей и внуков.

Родители несли полную ответственность за устройство в жизни своих детей. Невыдача дочерей замуж каралась большим штрафом. При отсутствии родителей, полномочия по заключению брака перекладывались на плечи других родственников – дядей или братьев.

Спутников жизни выбирали по расчету и поэтому многие новобрачные не видели друг друга до свадьбы. Данным фактом объясняется происхождение многих известных слов: «невеста» — не весть кто, неизвестная, «суженый» — от судьбы, посланный Богом.

При всей строгости выбора партнера иногда случались исключения. Любовь многих родителей к детям была столь велика, что они оставляли возможность самостоятельного выбора будущих супругов.

Главой любой семьи был отец. В его обязанности входило поучение младших, которые должны были слушаться беспрекословно. На отце лежала ответственность за материальное благополучие семьи, руководство хозяйством, распределение трудовых обязанностей.

Мужчины занимались делами за пределами дома: работа в поле, охота, торговля. Обязанности женщины – ведение внутреннего хозяйства. Они растили детей, занимались рукоделием и ухаживали за скотом.

Общественная система не обеспечивала средствами существования стариков, поэтому их содержание полностью ложилось на плечи детей.

Не редко заключался договор пожизненного содержания. Согласно ему бездетная пожилая пара брала к себе бедную молодую пару. Молодежь обязывалась помогать новым родителям, а те, в свою очередь, давали им приют и наследство.

Присутствовал в то время и обет безбрачия. Зачастую это случалось, когда старшему брату приходилось заменить в делах умершего отца.

С принятием христианства на Руси, свадебные обычаи сохранились, но приняли юридическое оформление в написанных уставах. Условия стали строже. Запрещались браки между родственниками до шестого поколения и браки с представителями других религий. Средний возраст для невесты – 12-13 лет, для жениха – 15 лет.

В то время пышные розовощекие барышни считались эталоном красоты. На стройных девушек внимание никто не обращал. Худоба была признаком нищеты и болезни.

При достижении брачного возраста, родителями юноши начинался поиск невесты. Найдя подходящую кандидатуру, они направляли к девушке сватов.

В один из дней семья невесты принимала гостей, среди которых и была сваха, оценивающая внешность и манеры девушки. Смотрительница должна была отлично разбираться в людях и уметь вести разговор. Не выбирайте невесту, выбирайте сваху – гласит старинная поговорка.

Если в семье одна из дочерей имела физические или умственные недостатки, нередко смотрительнице показывали здоровую дочь, а потом замуж выдавали больную. Обман раскрывался только после свадьбы, т.к до момента венчания никто не мог видеть лицо девушки.

Читать статью  Елена ждакаева тропинка к счастливой семье

После смотрин назначали день сговора. В дом невесты приезжали родственники жениха. Они занимались составлением специального документа, в котором указывался день свадьбы и приданое девушки. Как часть приданного обязательно шла кровать, а уже затем горшки, платья и посуда. Богатым невестам вписывались украшения и целые избы. Если девушка была совсем бедна, то тогда жених передавал родителям небольшую сумму денег для покупки необходимой утвари. Обговаривался и размер денежных выплат в случае расторжения брака.

Через пару дней после сватовства, родители невесты приходили в дом жениха. Они осматривали хозяйство как гарантию достатка и надежной семейной жизни. Учитывалось обилие скотины, хлеба и посуды.

Обычно свадьбы игрались зимой. Устраивать праздник во время поста было большим грехом. Ранним утром перед венчанием жених отправлял невесте специальную шкатулку. В ней находились сладости, украшения и принадлежности для венчания.

Позже приезжал жених на повозке украшенной лентами, цветами и колокольчиками. Перед домом ему приходилось пройти несколько препятствий, чтобы выкупить невесту (отгадать загадки, отворить запертые двери, найти невесту среди переодетых девушек).

Перед венчанием невесте расплетали косу в знак прощания с девичеством. Для того чтобы жить в согласии молодые должны были одновременно переступить порог церкви, вместе креститься и задувать свечи.

По возращении с венчания, новобрачных встречали с караваем и в знак будущего благополучия осыпали деньгами, орехами и зерном. Все гости отправлялись на пир, который мог продлиться несколько дней.

Оставшись наедине, молодожены выполняли древний ритуал: жена в знак покорности снимала с мужа сапоги. Если в первом сапоге находилась монета – брак обещал быть счастливым.

В последующие дни после свадьбы супруги ходили в гости к родственникам. Накрывались столы, устраивались игры и пляски. Это способствовало более тесному знакомству и скреплению отношений.

Теперь жена оказывалась под полным контролем мужа. В то время как свободная девушка могла гулять в одиночестве, замужняя не имела права выйти в церковь без одобрения супруга или вести разговоры с посторонними. Затворнический образ жизни, которые вели женщины, являлся помехой для получения образования. Многие из них оставались неграмотными.

Большая часть имущества семьи находилась в собственности мужа, на которые жена не имела никаких прав. Все что она имела – это приданное, полученное от родителей.

Поводы для развода были сведены к минимуму церковным уставом. Муж имел право подать на развод, если жена вела разгульную жизнь или покушалась на жизнь супруга. Если девушка оказывалась бесплодной, то ее отправляли в монастырь и мужчина мог заново жениться. По инициативе жены оснований для расторжения брака практически не было. Супружеская измена мужа не была поводом разрыва брака. За это нарушение устав предусматривал лишь штрафы в сторону церкви.

Позволить себе развестись мог только богатый человек. Муж должен был выплатить церковный взнос и финансовую компенсацию бывшей жене. Размеры выплат зависели от социального статуса девушки.

Всего в жизни человека разрешалось заключение не более двух браков. Даже смерть супруга не давала право на новые семейные отношения. Служитель церкви, благословляющий такой союз, мог лишиться сана.

Вдова, решившая нести траур о погибшем муже, вызывала огромное уважение в обществе. Потеряв супруга, женщина получала привилегии, которых была лишена в браке. Теперь она могла управлять всем имуществом и быть главой семьи.

Древнерусская семья: ее традиции и ценности

В современных условиях все заметнее становится кризис семьи как социального института общества. Сокращается рождаемость, увеличивается смертность, появляется легкомысленное отношение к браку и семье, забвение принципов чести, пьянство, половая распущенность. Формирование и укрепление семьи это актуальная тема для современного общества. Для того, чтобы преодолеть упадок ценности семьи, на наш взгляд, следует обратиться к нравам и обычаям наших далёких предков. Ведь в Древнерусском обществе распад семьи был очень редким явлением. Форма существования древнерусской семьи являла собой совокупность правовых норм, ценностных установок, правил, способов поведения, которые формировали её единство, целостность, делали основой развития русского общества.

Ключевые слова

Текст научной работы

В наши дни, в условиях «демографической ямы», когда все большую тревогу общества вызывают процессы, происходящие в современных семьях — низкая рождаемость, сокращающееся число браков, возрастающее количество разводов, — почти невероятной предоставляется реальность и обыденность повседневной жизни наших соотечественников в традиционных русских семьях — больших, крепких, многодетных. Именно о такой семье рассказывают древние летописи, художественные произведения, фольклор в течение всей многовековой русской истории. Семейные отношения людей в нашем государстве в течение времени развивались, заметно изменялись, но основанием всех изменений являлись духовные и религиозные древнерусские традиции, уходящие корнями вглубь времен.

В начальный период существования Древней Руси, до её крещения, семейно-брачные отношения регулировались нормами обычая, государство в семейное воспитание не вмешивалось [1]. Повесть временных лет рассказывает о том старинном языческом способе заключения брака древлянами, радимичами и другими племенами — о похищении («умычки») невесты женихом. Во время игрищ с песнями и плясками, на которые собиралась молодежь из разных сёл, женихи «умыкали» своих невест. Предварительную договоренность молодых не скрывает и автор летописи Нестор.

С принятием христианства Русь переняла многие нормы византийского права. В X–XV вв. в Древней Руси постепенно формируются нормы семейного права, на которые большое влияние оказывала церковная доктрина, а также и народные обычаи. Также с принятием христианства было запрещено многоженство: теперь нахождения в браке являлось препятствием к вступлению в новый брак [2].

В брак могли вступать достаточно рано (юноши в 14–15 лет, девушки в 12–13 лет). Родителей жениха засылали в семью невесты сватов, которые выясняли, согласны ли родители выдать свою дочь замуж и каково её приданое. «Роспись» приданого сообщалась жениху. Следующий этап — смотрины, на которые родители невесты созывали гостей, среди которых была и «смотрильщица» (родственница или «доверенное лицо» жениха), которая заводила с невестой непринужденную беседу на разные темы, испытывая её ум, оценивая характер и внешность.

Специальным «сговором» — своего рода брачным контрактом — определялся размер приданого, сроки свадьбы, а также и размер «неустойки» (выплаты в случае расторжения брака до свадьбы виновником денежной компенсации пострадавшей стороне).

В день свадьбы вместе с женихом в дом невесты отправлялись «бояре» (его старшие родственники), тысяцкий (распорядитель свадебного обряда, обычно им был крестный отец жениха), священник и «дружки» (друзья жениха). После получения благословения от родителей невесты, в храме происходил торжественный обряд венчания молодых. Из церкви новобрачные направлялись в дом жениха, где уже его родители их благословляли, и начинался свадебный пир. После третьего блюда «дружки» просили у родителей жениха благословения для новобрачных идти почивать. Отпустив молодых, гости продолжали пировать. Никакой музыки, кроме труб и литавр (тарелок) на свадьбах того времени не было. Разъезжаясь с пира, гости узнавали о здоровье новобрачных и посылали к родственникам невесты сказать, что молодые в добром здравии. На другой день гостей у себя принимали родители невесты, где жених еще раз благодарил тестя и тещу за их дочь. В третий день новобрачные и гости вновь могли отправиться гулять к жениху в дом. Так, свадебное гулянье могло длиться несколько дней. Затем праздничные свадебные дни сменялись семейными буднями.

Читать статью  Как нарисовать семью — примеры рисунков и этапы его создания

Внутрисемейные отношения между мужем и женой, родителями и детьми регулировались нормами христианской морали и народными традициями. В своём «Поучение детям» князь Владимир Мономах наставлял: «… старых чтите, как отца, а молодых, как братьев. Лжи остерегайтесь, и пьянства, и блуда, оттого ведь душа погибнет и тело… Что имеете хорошего, то не забывайте, а что не умеете, тому учитесь. А вот вам и основа всему: страх Божий имейте превыше всего» [3].

Внутрисемейная иерархия строилась следующим образом. Глава семьи — отец. Он — «государь» в собственном доме: в его безоговорочном подчинении находились не только слуги и холопы, но и жена, дети, все домочадцы. В его обязанности, как супруга и отца, входило и «поучение» домашних. На нем лежит основная ответственность не только за материальное, но и духовное благополучие семьи. Власть отца непререкаема. Ему принадлежит право решать внутрисемейные споры, в случае необходимости наказывать своих детей. «Родителя присно (вместе) с Богом чти равно», — наставляли сборники «учительского содержания», бывшими настольными книгами в домах людей русского средневековья. А тех, кто, не уважая родителей, пренебрегал заботой о них, называли «смехом, и срамом, и бесчестием роду». Но и к обоим родителям — отцу и матери — предъявлялись требования разумной строгости в отношении к детям: «не озлобляй, наказуя, дитя», ласки и доброты. В древнерусских семьях на супругов возлагались не только родительские обязанности, но и требования по уходу и содержанию друг друга. Ни при каких условиях «лихий недуг, слепота ли, долгая болезнь» не давали право бросить спутника жизни, развестись с ним.

Исследователи правовых норм в Древней Руси приходят к выводу, что хотя светские власти вмешивались неоднократно в решение семейных проблем, но православная церковь была монопольным регулятором развития семейно-брачных отношений. Церковными судами на Руси регулировались все вопросы семейной жизни. Православная церковь рассматривала брак не только как плотский союз, но и как духовный. Совершение брака после крещения Руси должно было происходить в форме церковного венчания. На практике сохранялись ещё и прежние, языческие формы заключения брака, что законом осуждалось. Вся церковная литература была пронизана идеей о божественности, а потому нерасторжимости брака. Юноши и девушки на Руси, несмотря на всю простоту их незатейливого образа жизни, осознавали, что значит вечная связь, даруемая венцом.

Исследователи данного периода русской истории отмечают нашедшую отражение в летописях, былинах, сказаниях, песнях высокую роль матери в древнерусских семьях. Об этом свидетельствуют поучения в церковных сборниках, некоторые гражданские акты и летописи. Неоднократно подчеркивают летописцы при описании многих значительных поступков в жизни князей и бояр роль мудрого влияния матери в принятии судьбоносных решений [4]. Так, Анна, жена князя Всеволода Ярославича, убеждает сына, Владимира Всеволодовича (Мономаха) прекратить междоусобную борьбу со Святополком Изяславичем (XI в.); великая княгиня Мария Ярославна благословила сына Ивана III на борьбу с ханом Ахматом в 1480 г., приведшую к свержению ордынского ига.

Воспитание «чад» в Древней Руси было в основном домашнее, и это непростая обязанность возлагалась преимущественно на женщин. Именно они должны были «нрав детинный исправляти». Женщины из знатных семей были грамотны, владели иностранными языками, а также знали азы геометрии, арифметики, астрономии, медицины. Эти знания они передавали своим детям. Берестяные грамоты подтверждают, что и в низших слоях населения горожанки были грамотными. По неписаным законам того времени, после смерти отца право старшинства в семье приходило к матери, и дети, даже взрослые, не должны были «из воли матерней выматься» (то есть выходить из-под её опеки). Уже в XII веке «Русская Правда» рекомендовала матери в случае вдовства «детям воли не дати» [4].

Отношение к старшим в семье было особым — подчинением им беспрекословное и обязательное. Тех, кто пошел против воли родителей, изгоняли из дома и вычеркивали из рода семьи. Таких людей называли «извергами». Конечно, не редки были в повседневной жизни средневековья и неизбежные в любой семье внутренние конфликты. Свидетельство о них содержит и летописи, в особенности берестяные грамоты, содержащие в свою очередь судебные акты, подтверждающие распространенность таких случаев.

Древнерусское бракоразводное право утверждалось по мере распространённости венчального брака [5]. Основной повод расторжения брака — «по вине любодеяния». Для мужчины поводом к разводу с супругой, приравненным к любодеянию, были покушения на его жизнь, участие жены в языческих игрищах и сборищах, наведение воров на имущество мужа, а также проступки нравственного порядка: «аще жена без мужня слова имеет с чюждими людьми ходити, или пити, или ясти, или опроче дому своего слати — а о том уведает муж…». В более поздний период, в XIV–XV вв., правовое положение женщины менялась к лучшему, что и отразили «Книги законные», имевшие на Руси большое распространение в XIV веке.

Правами на развод по физиологическим причинам обладали равным образом оба супруга. По физической неспособности мужчины к брачным отношениям право женщины на развод было признано уже в XII веке. В этом случае она уходила из семьи со всем своим имуществом: «и приданное всё с нею въследует, и отдаст (он) ей всё, еже аще принял буде…» [5].

В ряде случаев древнерусские нормативные акты признавали право на развод только за женщиной: когда муж оказывался пьяницей, клеветником или он скрывал свой подлинный более низкий социальный статус (был, например, холопом) [6]. Если жена обнаружила у мужа «долг мног» и не желала расплачиваться за его траты, то древнерусский закон давал ей право уйти от мужа со всем своим имуществом и детьми. А в Новгороде епископ Нифонт счёл, что «жена не виновата, идучи от мужа», если он насильно принуждает её к исполнению супружеских обязанностей.

Таким образом, исследователи брачно-семейных отношений приходят к выводу, что давними традициями, характеризующими внутрисемейных климат древнерусских семьях в XV-XVI вв. были взаимное уважение между членами семьи и о многих вопросах — повседневных, житейских имущественно-правовых — равноправие отца и матери, мужа и жены.

Источник https://proza.ru/2014/06/08/37

Источник https://www.istmira.com/drugoe-istoriya-rossii/18300-brachno-semejnye-otnoshenija-v-drevnej-rusi.html

Источник https://novainfo.ru/article/17514