Воспитание приемного ребенка: нюансы, о которых стоит знать

7 июля, 2022 0 Автор ewermind

 

Воспитание приемного ребенка: зачем нужна помощь психолога?

Автор книги «Когда я родился, тебя не было, мама!» усыновила мальчика из дома ребенка в конце Спустя 15 лет она описала свой опыт, достижения и трудности, с которыми пришлось столкнуться. В то время психологическая помощь приемным родителям еще не была налажена, и многое приходилось познавать методом проб и ошибок.

Школьные проблемы приемного ребенка

Когда я оформляла документы на Алешку, мне предложили «убавить» один год, сказав, что так поступают многие приемные родители. Я отказалась, ответив, что мы быстро догоним сверстников — с интеллектом у Алешки было все в порядке. Увы! Мне не объяснили, что интеллект и психика — две большие разницы, и что отставание в общем развитии «ликвидировать» гораздо легче, чем отставание в развитии психологическом.

Сама я поняла это, только когда настала пора идти в школу. В 7 лет мой сын оставался пятилетним ребенком. Все тесты, положенные первоклашке, он проходил, подтверждая, что с развитием, памятью, вниманием, логикой у него нормально. Но вот отношение к занятиям, дисциплина, необходимость сидеть полчаса за партой и слушать учителя. Заставьте пятилетнего малыша высидеть урок: он будет вертеться, вставать, разговаривать. Именно так и вел себя Алешка. Ничего, кроме раздражения, он, естественно, у учительницы не вызывал. Нас не спасли ни его отличная память, ни развитое воображение — к концу первого класса мы прочно заняли место самого слабого «троечника».

Вот тут-то я и пожалела, что не изменила дату рождения — лишний год до школы нам бы очень не помешал. Еще пожалела, что не оставила Алешку еще на год в детском саду. Такой вариант предложила мне умная и опытная заведующая, видевшая, что к школе ребенок совершенно не готов. Алешка уперся: «Хочу в школу!» И я пошла у него на поводу. Ну, и получила по полной программе.

Воспитание приемного ребенка: зачем нужна помощь психолога?

Все одиннадцать лет в школе я постоянно доказывала учителям, что ребенок у меня золото, только вот неусидчивый очень. Винила себя — вырос, мол, в творческой среде, вот и раскован не в меру. А проблема упиралась в то, что, запустив первоначальные знания, мы так и не догнали программу. Заставить Алешку делать уроки первые два-три года было практически невозможно. Выручали хорошая память и сообразительность, но когда начались математика, физика, химия — начались и «двойки».

Особенно тяжело пришлось с русским. Имея богатый словарный запас (у Алешки правильная речь, он не путает ударения, не употребляет слов-сорняков, легко каламбурит) и легко поддерживая разговор даже со взрослыми, он пишет с ужасным количеством ошибок. Не помогли ни наказания, ни тренировки по переписыванию текстов и домашние диктанты, ни занятия с репетиторами.

Преподаватель литературы и русского в классе объяснила мне, что скорее всего это дисграфия, которая может быть последствием каких-либо психологических травм (уж мне ли не знать — каких!), и что исправить подобную неграмотность можно лишь в начальных классах. Но в начальных классах мой ребенок вызывал стойкую аллергию своим поведением, и легче (а возможно, и приятнее) было ставить ему плохие оценки, чем пытаться помочь освоить грамоту.

С тем и идем по жизни. Когда Алешка писал первое в своей жизни заявление о приеме на работу (дело было в школьные каникулы), я просто ушла из кабинета — пусть сам краснеет! Одно утешает: есть масса профессий, где знание грамматики и орфографии не обязательно. В общем, трагедию из этого факта мы не делаем, пытаясь приспособиться к обстоятельствам (в частности, получить хоть какое-то образование). Но если бы мне кто-то умный объяснил в свое время, что к чему, я сэкономила бы массу времени, средств и сил, а также нервов — как своих, так и чужих.

Психологические проблемы

Вообще-то во всех нормальных странах с приемными родителями работают психологи. Их помощь просто незаменима, особенно в первое время. Хорошо, конечно, что я начиталась книг по психологии, что среди моих друзей есть многодетные мамы и папы и что у меня есть друзья — профессиональные педагоги и психологи. А если человеку не с кем посоветоваться, если его жизненный опыт невелик и если психологией он не увлекался и умных книг не читал? (Забегая вперед, скажу, что огромным шагом стало создание школ подготовки приемных родителей. Теперь кандидаты в родители проходят обязательную подготовку, а семьи, в которых уже есть приемные дети, могут получать консультации и проходить тренинги. Главное, не надо этого бояться и, что еще важнее, не надо закрывать на проблемы глаза. Сами по себе они не решатся.)

Я, например, виню себя в том, что ничего не делала, чтобы справиться с инфантильностью сына. Он очень долго был наивен, в том числе и в суждениях. В шестнадцать он обладал психологией четырнадцатилетнего подростка, в восемнадцать оставался в душе пятнадцатилетним! И как мне было объяснить это той же призывной комиссии? Какие справки собирать, чтобы ему дали отсрочку от армии? Мотив — «до повзросления»?

Ну ладно — это не смертельно, есть даже категория вечных мужчин-детей. Но помощь психолога замещающим родителям нужна и по более серьезным поводам. Меня, например, умиляло, что Алешка всегда приходил после наказания просить прощения. А оказалось, что приемные дети всю жизнь живут с чувством вины в душе. Узнала об этом случайно, когда моя приятельница-психолог принесла почитать перевод отчета об исследованиях американских психотерапевтов. Они сделали вывод, что большинство приемных детей, даже став взрослыми, переживают свою отверженность. «Раз меня оставили, значит, я плохой» — с этим они идут по жизни! Неуверенность в себе, самокопательство, склонность к суицидам — вот чем это оборачивается.

Господи! Да знала бы я раньше, постоянно внушала бы сыну, что он самый хороший! А я? Накажу его, маленького, он проревется, как и все дети, а потом придет, сядет ко мне на колени, прижмется и, заглядывая с мольбой в глаза, начинает просить прощения. Правда, я его всегда успокаивала, начинала целовать, гладить по голове и объяснять, что мама наказала его за один, конкретный поступок, а на самом деле Алеша хороший, он будет слушаться маму.

Наверное, чисто интуитивно я понимала, что Алешке требуется большая, нежели его сверстникам, уверенность в себе, поэтому в детстве у нас была такая игра. Он устраивался у меня на коленях или подкатывался ко мне под бок, я прижимала его к себе и на ушко начинала перечислять все его достоинства. Вспоминала все: Алеша у меня очень веселый, хохотун, певун, очень ласковый, мамин помощник, главный дружок, звонкий петушок, кушает все-все-все, глазки моет каждое утро. Иногда достоинств набиралось не один десяток! И я говорила: «Вот какой у меня замечательный ребенок. Подумаешь, не слушается иногда — это с каждым бывает. А вот такого характера ни у кого нет. Повезло маме с тобой!»

В начальных классах эта игра превратилась в своего рода психологический тренинг. Замордовали Алешку основательно. Во втором классе, придя из школы, он начинал ходить за мной с выражением брошенного щенка на лице и, заглядывая с мольбой в глаза, то и дело спрашивал: «Мамочка, ты меня любишь?». Иногда, когда я сажала его к себе на колени и начинала рассказывать, какой он хороший и как много у него хороших качеств, он перебивал меня: «А в школе сказали, что я идиот», или: «А учительница меня дураком назвала».

Слава Богу, у меня хватило ума перевести его в другую школу — в третьем классе Алешка перестал комплексовать так сильно, и наших домашних «похвалушек» стало достаточно для того, чтобы он начал верить в себя. Но даже позднее, в старших классах, у него случались приступы самобичевания, и тогда я безудержно начинала хвалить его. А присказка: «Что бы я делала без тебя?!» — это сущая правда. И Алешка знает об этом, хоть и язвит: «Что — орать было бы не на кого?»

Наказания и другие способы воспитания

По поводу «ораний», наказаний и прочих воспитательных мер. Не знаю, правильно ли это с точки зрения психологии и педагогики, но ругать и наказывать Алешку я стала по принципу «как своего». Одна из моих приятельниц как-то сказала: «Вот вырастет он и скажет тебе, что ты наказывала его потому, что он — не родной». На что я ей ответила: «А я ему скажу, что никогда не чувствовала его неродным, потому и наказывала. Всех детей наказывают, чем он хуже?» Это действительно так. Я не хотела, чтобы Алешка вырос избалованным, эгоистичным, не уважающим общепринятые нормы поведения. К тому же у нас в доме не было «жесткой мужской руки», и мне приходилось быть и матерью, и отцом, то есть проявлять не только мягкость, но и твердость.

Воспитание приемного ребенка: зачем нужна помощь психолога?

Что касается крика. Я эмоциональный человек, и громкий разнос — это скорее демонстрация обиды, недовольства, нежели наказание. Алешка это понял довольно рано, и для него гораздо большим наказанием было мое молчание. Когда я молча выходила из комнаты, он тут же чувствовал, что я обиделась, и бежал следом на кухню: «Мусечка, ну не сердись, сейчас все сделаю».

Думаю, что в наказании главное — адекватность. Нормальная мать не схватится за ремень, если ребенок разбил чашку. Если ребенок плохо ест, глупо ставить его в угол — он будет только рад, что его увели из-за стола. Я, например, просто молча снимала Алешку со стула: «Все, иди в комнату», — когда он начинал капризничать и говорить, что он это не будет есть. Не будешь? Не надо, оставайся голодным. Тут же бежал обратно: я передумал, я буду кашу, она вкусная. К слову, Алешка вырос совершенно не привередливым к еде, ест все что дадут, да еще и нахваливает.

Запомнился и другой прием воспитания. Он очень разбрасывал по комнате игрушки, а убирать их не любил — как и все дети, наверное. В каждой семье решают этот вопрос по-разному. Кто-то считает, что легче самому убрать, кто-то ругает ребенка и заставляет прибраться чуть ли не силой. Я поступила проще. Не хочешь — не убирай, я унесу все игрушки в подвал, тогда и заставлять тебя наводить порядок не надо будет. Собрала в коробку и вынесла.

Через день Алешка упросил принести игрушки обратно, после этого какое-то время складывал их на место, а когда снова начался бардак, я молча стала собирать их в коробку. Он вцепился в мою руку и, чуть не плача, стал просить не уносить игрушки: «Я уберу их, мамочка, уберу». Не скажу, что мой ребенок педант и каждая вещь у него имеет свое место, но относительный порядок он поддерживает, время от времени вываливая, например, учебники и тетради из шкафа на пол и начиная наводить чистоту. Делает это сам, без моих напоминаний.

Особенности детей из детских домов

Повторю: возможно, это неверно с точки зрения педагогики, но определенная твердость, даже жесткость в ограничениях на первых порах нужна непременно. Когда я дожидалась своей очереди на получение документов по усыновлению в органе опеки, рядом со мной оказалась супружеская пара, приехавшая оформлять усыновление еще одного малыша. Первый, мальчуган лет четырех, носился тут же по коридорам. Он был шумным и очень подвижным, совсем не слушал, что ему говорит мать, в общем, вел себя как избалованный и непослушный ребенок. Я тогда еще подумала, что его совершенно не воспитывают, вот и растет озорником. Как оказалось, дело не в этом.

Читать статью  ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВА ДЕТЕЙ СИРОТ И ДЕТЕЙ ОСТАВШИХСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ НА ЖИЗНЬ И ВОСПИТАНИЕ В СЕМЬЕ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ Текст научной статьи по специальности «Право»

Я на собственном опыте убедилась, что ребенок, взятый из дома ребенка не грудным, с уже сложившимся стереотипом поведения, трудно управляем. Он может бояться, но это не будет послушание и уж тем более понимание, что можно, а что нельзя. Его может остановить только страх перед наказанием. В самый первый день, дома, за обедом я протянула руку, чтобы погладить Алешку по голове — за то, что так аккуратно и с аппетитом кушает. А он моментально прикрыл голову руками и сжался. Его не гладили по голове, а били!

Страх жил в нем долго, но мои просьбы и простое слово «нельзя» он упорно игнорировал. Никто ведь не объяснял ему, что, к примеру, залезать на диван в грязной обуви нельзя — дивана в его жизни не было, поэтому он и не понимал, почему я сержусь. Или: почему нельзя бегать по салону трамвая, почему надо сидеть? Он вырывал руку, падал на пол, когда трамвай резко тормозил, я готова была его убить, потому что в детский сад мы приезжали грязными, — но общественный транспорт вошел в его жизнь слишком поздно, и Алешка не сразу понял, как надо себя вести.

А сколько игрушек он переломал, сколько книжек изорвал, прежде чем в его сознании утвердилось такое понятие, как «мое»! Это чужие вещи не жалко портить, свое же обычно берегут. Но у ребенка, знавшего только казенный дом и казенное имущество, бережное отношение к вещам напрочь отсутствовало. Если ты не захватишь игрушку, ее захватит другой. Кто-то другой будет играть и сломает твою любимую машинку. Так что ничего страшного, если ее сломал я — зато успел поиграть.

Он долго не мог поверить, что у него есть собственный дом, своя — только его! — мама. В детском саду, когда я приходила за ним, всем родителям и детям, что находились в тот момент в раздевалке, он с гордостью объяснял: «Моя мама!», «Это моя мама!». А дома подходил, например, к двери и спрашивал: «Это моя дверь?», «Это мой стул?». Его удивляло и радовало, что есть своя тарелка, чашка, тапки. «Мое! Мое!», — мог гордо демонстрировать он гостям ту или иную вещь. Но в промежутке между удивлением и осознанием он успел перепортить кучу всего. Небрежность к вещам, к слову, осталась и по сей день.

Да что там говорить! В три года Алешка не знал массу элементарных вещей! Сначала он называл мамой не только меня, но и моих подруг, воспитательницу в детском саду, даже чужих женщин, сидящих рядом с ним в транспорте. Смысла слова он просто не знал, видимо, полагая, что так надо обращаться ко всем тетям. Он не знал, что такое «пойти в гости». И что такое день рождения, Новый год. Кто такие Дед Мороз или Чебурашка. Вначале он спрашивал, показывая на картофелину: это яблоко? И свеклу тоже считал яблоком. Он смело бросался на проезжую часть, прямо под машины, потому что никогда раньше не видел их, не знал, что это опасно.

К книжкам приучала с большим трудом. Сначала научила смотреть картинки. Потом стала рассказывать, что на них нарисовано. И только спустя почти год он научился слушать чтение.

Он не умел даже целоваться! Его первая ласка была казенной, как и вся жизнь до этого: примерно неделю спустя после того, как он уже жил у меня, Алешка. погладил меня по голове. А первый поцелуй выглядел так: он ткнулся носом в мою щеку, потом еще и еще, но так и не догадался коснуться губами. Зато потом бабушка звала его не иначе, как «лизуля» — оказалось, что он очень ласковый, чуть что — лезет целоваться, любит, когда целуют его. Ту ласку, что недобрал в первые годы жизни, он добирал потом долго-долго.

Был у нас и другой «бзик». Алешке не довелось поездить в колясках, и потому он смотрел на них восторженными глазами и тут же цеплялся за ручки, помогал везти. Мамам я объясняла, что сын без ума от техники, не иначе — вырастет автомобилистом, но понимала, что дело в другом. Пару раз знакомые позволили ему залезть в коляску, но Алешка был уже большим, не помещался, ему было неудобно, и он постепенно охладел, стал относиться к коляскам спокойно. А вот на санках его возили даже классе в третьем, просил бабушку покатать его. Бабушка ворчала, что, мол, жених уже, однако катала.

Кстати, и на коленях сидел, что называется, до упора. Последний раз забрался ко мне на колени классе в восьмом. Сложился, словно перочинный ножик, и все равно не поместился. Я рассмеялась: «Все, Алешка, кончилась лафа». И что? Стоит мне теперь сесть на диван, как ребенок тут как тут, голову на колени и требует: «Гладь меня». Жмурится как кот, только что не мурлычет. Еще любит положить голову ко мне на колени, и чтобы я гладила ему спину. Успокаивающий массаж, объяснила мне подруга-врач. И поглаживание, столь необходимое ему, и сосание пальца — признак внутренней, скрытой тревоги. На подсознательном уровне у него не проходит мысль о том, что его бросили.

Воспитание приемного ребенка: нюансы, о которых стоит знать

Удручает то, что количество брошенных детей растет год от года. Но стоит гордиться теми семьями, которые решили взять ребенка из детского дома. В большинстве своем, это те люди, которые не стремятся получить пособие на приемного ребенка, они любят детей и хотят им дать частичку тепла и любви.

Если люди берут младенца из детского дома, они воспитывают его, как родное дитя. Есть случаи, когда эти дети так и не узнают, что они не родня по крови. Но, как правильно воспитывать ребенка, которого забирают из приюта в том возрасте, когда он уже понимает, что у него не было мамы и папы, а теперь появились? Вы обсудили в семье возможные варианты развития, и готовы считаться с характером и поступками нового члена семьи. Вы готовы к тому, что в дом придет человек со своими привычками, вкусами и интересами. Теперь стоит узнать о некоторых проблемах, способных возникнуть в процессе воспитания приемного ребенка.

Приемные дети в семье — особенности воспитания

Вы уверены, что рассчитали силы, и их хватит на то, чтобы взять в семью приемного ребенка и растить его, как родного? Ведь, это не вещь, которую можно вернуть в магазин, если она вас не устроила по каким-то параметрам. Детям свойственно непослушание, капризы, истерики и слезы. И это касается не только детей из приюта, все ребятишки одинаковые. Главное, о чем нужно помнить – если вы не справитесь с, взятыми на себя обязательствами, и вернете малыша в приют, вы посеете в его душе неприязнь и ненависть к людям. Он окончательно разочаруется в себе, жизни и окружающих людях. Ведь, следом за предательством родных мамы и папы, последовал «удар» от приемных родителей.

Есть несколько правил, следуя которым, можно понять – насколько правильное решение вы принимаете, принимая в свою семью ребенка-сироту.

Общение

Вы должны знать, что представляет из себя тот ребенок, которого вы выбрали из всех детей детдома. Поговорите с воспитателями, нянечками и учителями. Уделите ребенку максимум свободного времени, которое у вас есть в запасе. На поведение самого ребенка полагаться в этом вопросе нельзя. Ведь каждый из тех малышей, которые живут в приюте, страстно мечтает обрести маму и папу. Ребенок будет «из кожи вон лезть», чтобы показать себя только с самой лучшей стороны. Не позволяйте себе принимать импульсивное решение, потратьте на общение с малышом не менее месяца.

После того, как ребенок уже оказался дома, волна эйфории от счастья оказаться в семье, захлестывает его с новой силой. В приемной семье дети сироты адаптируются долго. Это же можно сказать и о родителях, которые привыкают к своему «новому» взрослому ребенку. Он может называть вас мамой и папой с момента знакомства, но это не значит, что он привык к вам. Ему очень хочется не расстроить взрослых и еще больше понравиться вам. Ребенок проявляет максимум активности и доброжелательности, он ждет, что его похвалят и обратят на него внимание.

Адаптация

Приступ эйфории мало-помалу пройдет, и останутся будни. Нужно будет жить дальше, искать точки соприкосновения и взаимопонимания в новой семье. Следующим этапом в поведении приемного ребенка становится отрицание и противоречие. Он выражает недовольство, капризами старается добиться поблажек и всячески показывает свой характер. Почему? Ответ – ему важно знать границы дозволенного в этой семье. Здесь уместна фраза Карлсона: «Спокойствие! Только спокойствие!» Так вы сохраните в порядке нервную систему всех членов семьи и саму семью. Целенаправленно и методично объясняйте ребенку, что он поступает неправильно. Приводите примеры того, как нужно себя вести. Не скандальте, и не кричите! Однако не позволяйте собой манипулировать и потакать его прихотям. Некоторые родители, отчаявшись справиться с подобным поведением, доводят себя до депрессии. Никогда, даже в моменты отчаяния, не напоминайте ребенку о том, что он обязан вам, как приемным родителям. Что, если бы не вы, он сейчас был в детском доме. Рано или поздно, вам станет стыдно за свою слабость, а ребенок возненавидит вас.

Как долго продлится этот период, не знает никто. Все зависит только от вас и вашего терпения. Следующий период в воспитании приемного ребенка – вознаграждение за ваши нервы и обиды!

Воспитание приемного ребенка в семье начинается с этих основных периодов. Они проходят долго и мучительно. Общее время адаптации и привыкания обеих сторон друг к другу может продлиться до 5 лет. Чтобы сохранить семью, запаситесь массой терпения и любви.

Приемные дети – проблемные дети

Если ребенок, который рожден в семье, бывает неуправляемым, то приемные дети, которые еще не знакомы с порядками и законами вашей семьи, доставят некоторые проблемы. Зная заранее, что вам предстоит пережить, можно подготовиться к проблемам заранее.

Еще до усыновления ребенка, решите между собой, станете вы ему в будущем сообщать, что он приемный. Если вы считаете, что малыш никогда не должен узнать о том, что он вам не родной, сделайте так, чтобы эта информация не пришла к нему со стороны. Одно дело, если он услышит это от вас, другое – от чужих людей. Он решит, что вы ему всю жизнь врали, а теперь предали. Логике это утверждение не поддается никакой, но, как правило, именно так и утверждают приемные дети.

запойные алкоголики, которые били и обижали его, они будут окутаны в воспоминаниях ребенка ореолом любви и тоски. Готовьтесь к такому повороту событий. «Закрывайте глаза» на эти высказывания и сравнения. Иначе, доказывая обратное, вы только восстановите против себя ребенка.

Читать статью  Счастливая семья

Стереотипы по отношению к детям из детдома – это отвратительно. Но, в большинстве случаев, лишенные самого необходимого, эти ребята замечены в воровстве. Как только вы доподлинно узнали, что ребенок украл у вас из кармана, в магазине, у одноклассника или сестры, принимайте меры! Неважно что, и в каком количестве он взял. Главное – он позарился на чужое. Разговаривайте с ребенком, выявите причину его поступка. Обеспечьте его всем необходимым, только не переусердствуйте, чтобы не избаловать.

Если в доме есть другие дети, объясните приемному ребенку, что в семье многое не так, как в детском доме. Если там было принято, что все вещи общие и не имеют одного хозяина, то здесь у каждого члена семьи свои вещи, которые можно брать только с разрешения хозяина. Постарайтесь не обидеть ребенка этим утверждением, пройдет время, и он привыкнет к этому.

Рекомендации приемным родителям

В семье растет родной ребенок, который знает вас с рождения, привык к установленным в доме порядкам. Для него ваша любовь и забота – привычное дело, для этого не нужно ничего делать и доказывать, что он хороший. С приемным малышом все происходит по-другому. Поэтому нужно знать то, чего ждет от вас ребенок, которого вы забрали из приюта.

Ребенок должен быть уверен в том, что вы любите его в любом случае. Чувство не зависит ни от каких обстоятельств. Вам неважно, что он плохо учится или наступил на хвост коту. Вы должны любить ребенка не за достоинства или недостатки, а за то, что он есть на этом свете и он рядом с вами.
Дайте понять ребенку, что вы уважаете каждое его решение. Он достоин уважения, как человек, как личность. Это позволит ребенку приобрести уверенность и уважение к себе.
Не делайте так, чтобы ребенок вас боялся. Чувство страха – не то чувство, которое порождает любовь и уважение.
Внимание по отношению к ребенку должно быть всегда пристальным. Вы должны знать, что с ним происходит, что беспокоит и тревожит его. Это позволит вовремя принять меры и избежать неприятностей в будущем.

Пути решения социальных проблем приемных детей

Поэтому нужно знать стандартные ситуации и пути разрешения конфликтов.

Страх

Ребенок, который всю жизнь провел в обществе таких же обездоленных детей, имеет массу страхов. Они объясняются тем, что малыш всегда был предоставлен самому себе. Ему никто ничего не объяснял, не разговаривал с ним, и не решал его проблемы. Поэтому не «воюйте» со страхами малыша с первых дней. Сначала определите причину боязни, ее истоки. Действуйте поэтапно – сначала заручитесь доверием малыша, дайте ему возможность поведать о своей боязни, а потом вместе решайте эту проблему.

Учеба

Привыкший жить среди людей, которые знают его возможности и способности, появляясь в новом коллективе, ребенок становится изгоем. Ведь дети жестоки, их не волнуют истинные мотивы того, почему одноклассник не хочет с ними общаться. Они отрицают его присутствие, и стараются «насолить». Может быть, причина того, что ребенок плохо учится в нежелании учиться и идти в школу.

Заинтересуйте ребенка в познании нового. Мотивируйте к учебе. Двойки исправляются пятерками, которые дети получают, как только почувствуют силы и поймут, что получать знания – это интересно.

Деньги

Приемным детям, нужно обязательно объяснять, что такое деньги. Необходимо дать точную формулировку того, как ими пользоваться, и какие блага можно получить, если рационально использовать средства. Давайте ребенку некоторую сумму денег раз в неделю. Вместе с ним определите материальные блага, которые он желает получить. В зависимости от того, что малыш задумал купить, поставьте цель. Объясните ребенку, что если он хочет приобрести велосипед, то транжиря всю сумму, которую вы выдаете ему регулярно, он не придет к своей цели. Распределите карманные средства ребенка следующим образом:

  • Школьные завтраки;
  • Проезд до школы и обратно;
  • Расходы на кино и попкорн;
  • Сумма, которую нужно отложить, чтобы купить велосипед.

Если вы задумываетесь над тем, чтобы взять ребенка из приюта или детского дома, подготовьтесь морально заранее к тому, что с этого момента ваша жизнь изменится. Терпение и любовь помогут вам в этом благородном деле.

«Первое время его ставил в тупик даже выбор еды на завтрак». Родители приемных детей — о трудностях воспитания

«Первое время его ставил в тупик даже выбор еды на завтрак». Родители приемных детей — о трудностях воспитания - слайд

Каждый родитель знает, как расцветает ребенок от любви, которую получает от близких. Но есть дети, у которых нет такого счастья — знать, что такое материнская любовь и отцовская поддержка.

Во Всемирный день сирот приемные родители делятся своими мыслями: почему, живя в системе, ребенок не готов к будущему, как меняются дети, попадая в семью, и как действовать, если вы решили принять в семью сироту.

Мама 11 детей, из них 5 приемных подростков, сейчас всем уже больше 18 лет. В семье оказались в возрасте 12–15 лет

Мысль о приемном ребенке у меня была с самого детства, как мне кажется. С мужем после свадьбы говорили: двоих родим, одного усыновим. В итоге в нашей семье оказалось гораздо больше детей. Мы уже приемные родители со стажем. Могу сказать, что в те годы самым большим страхом было отношение окружающих. Сколько же мне пришлось от друзей и знакомых выслушать!

Сейчас приемное родительство воспринимается иначе, а тогда было трудно. И не приняли наше решение многие. Даже не общались некоторое время. Переубеждать и доказывать что-то было бессмысленно. Со временем все изменилось. Интересно, что есть те, кто говорили «вот мы никогда…». Сейчас сами приемные.

Подростковый возраст — сложный возраст. Буря и бунт. Штормит.

Важно, чтобы взрослый понял и поддержал. В детском доме часто наставниками для мечущихся подростков становятся «старшие» — то есть другие дети. К чему это приводит, известно. А еще подростку пора определяться с будущим. И если дома есть родители, которые смогут направить и подсказать, то в детском доме их нет. Итог: перспектива для детдомовца — идти либо в повара, либо в швеи, либо в автослесари.

Подросток в семье в этом возрасте проходит через кризис — пора «отделяться» от семьи. А если ее нет? От чего отделяться, как становиться взрослым? Сбиваются в стаи. Жить в общежитии у многих становится привычкой на всю жизнь. Никакой самостоятельности, умения распоряжаться деньгами, никакого понимания, что сколько стоит, как жить после детского дома.

И от этого детям еще страшнее. Многие из них очень ждут совершеннолетия, сохраняя уверенность, что там их ждет прекрасная свободная жизнь. Но внутренний страх перед этой самой жизнью — когда ты один — остается.

Выйдя из стен детдома, многие бросают учебу, буквально в один день тратят все деньги со сберкнижки

И большая вероятность для выпускников детдома — прибиться именно в этом возрасте к плохой компании «сильных» — тех, кто «точно знает, как надо жить». Отсюда во много раз больше поломанных судеб.

Если вы становитесь приемным родителем подростка, то тут важно не перегнуть палку. Не старайтесь понравиться. Не ведите себя так, как вы в обычной жизни себя не ведете. И отнеситесь к личности подростка с уважением, помня о проблемах этого возраста. По моему опыту, в семью хотят все. Просто многие боятся. Очень боятся предательства. Что не впишутся, не получится в семье жить. Предательство переживают остро. Помню глаза девочки, которую вернули в детский дом, — причем ее взяли в семью в два года, а вернули в 15. В глазах была пустота. Она потом на панель пошла. Дочку родила, бросила.

Приемная мама, дети: Евгений, 11 лет, Полина, 14 лет, два года в семье

Подростки, живущие в детском доме, абсолютно не самостоятельны. Представьте себе, как если бы животных из зоопарка решили выпустить в дикую природу, — они там не выживут. Так и эти дети. Да, каждый из них мечтает: «Скорее бы выйти». Но о том, чтобы получить профессию, он не думает. Для большинства подростков профессии выбирают воспитатели. Потому что их не приучили думать о завтрашнем дне. Учись не учись, думай не думай — завтра все равно накормят и оденут.

Поэтому и на характере ребенка, живущего в детском доме, ярче отражается подростковый кризис. Ведь рядом нет значимого взрослого. В это время с подростком нужно много говорить — а ему не с кем делиться.

В итоге в этот период уже начинаются первые наркотики, беременности. воровство. А особо «неудобных» просто помещают в психиатрические отделения.

Быть приемным родителем ребенка любого возраста — непросто. Будущему приемному родителю нужно в первую очередь пройти ШПР (Школа приемных родителей — прим. ред.) и курсы наставников. Без специальной подготовки тяжело понять вообще детей из системы, с учетом их травмированности, нарушения привязанности. А подростков тем более.

С нашими детьми другие приемные семьи знакомились более 15 раз, и даже на гостевой режим Женю и Полину брали не все. Это, конечно, оставило негативный отпечаток в их памяти. Им очень хотелось в семью, еще надеялись, что кровная мама заберет их. Все это в комплексе и мешало им обрести сразу семью, и боязнь предать свою кровную семью стояла на первом месте.

Приемная мама, сын Владимир, 15 лет, в семье год

Нашего Вовку ранее забирала приемная семья, в которой воспитывается его старший кровный брат. Но его вернули. Не сошлись характерами. Сын не говорит про этот печальный опыт. Но когда мы общались с психологами его интерната, они сказали, что Вовка год переживал случившееся. До этого говорил, что хочет жить в семье, а после начал заявлять, что семья ему не нужна. И в итоге вообще потерял надежду, что его кто-то заберет. Правда, когда мы предложили познакомиться, то согласился. А позже рассказывал, что не мог уснуть всю ночь перед днем нашего знакомства. Как только появились реальные приемные родители, то Вовка скинул маску. Конечно, для каждого самое важное в жизни — семья.

Вовка не представлял себе свое будущее. Оно пугало неизвестностью. Только через полгода жизни в нашей в семье сын стал мечтать о своей собственной будущей семье, о работе, профессии. Система за 11 лет вырастила «удобного человека», и это то, с чем мы теперь активно боремся.

Наш сын говорит так: «Семья нужна, чтобы не быть одиноким». Безусловно, ребенок-подросток нуждается в семье не меньше малыша. А очереди на них не стоят. Есть множество мифов, которые не дают кандидатам присмотреться к подросткам. Но по факту подростки остро нуждаются в человеке, который будет о них заботиться. Вспомните свое детство. Мы, люди, выросшие в домашних условиях, нуждались в наших родителях и в пять лет, и в 15, да и дальше.

Конечно, принимать подростка в семью стоит тем родителям, которые просто хотят дарить свою любовь и заботу. За счет подростка не получится реализовать свои несбывшиеся мечты. Это уже сформирования личность, которую, скорее всего, не получится убедить бросать свои дела и бежать исполнять ваши «хотелки».

Зато подросток, как сухая губка, будет впитывать большую часть информации, которую вы будете ему давать.

В нашей семье есть как маленькие дети, так и подростки. И это ни с чем не сравнимый кайф: сидеть субботним вечером со своими взрослыми детьми, болтать о жизни или вместе смотреть кино.

Приемные родители должны быть честными. Меньше заставлять, больше договариваться, заботиться. От себя могу добавить, что нужно иметь хорошее чувство юмора. Большинство наших конфликтов гасились или решались, когда я переводила проблему в шутку. Сложно бастовать и агрессировать, когда тебе весело. И подросток понимает, что рядом человек, который принимает его со всеми тараканами.

Читать статью  Семья в учениях Платона и Аристотеля

Приемный папа, дочь Света, 15 лет, два года в семье, сын Миша, 17 лет, полтора года в семье

Я думаю, в процессе жизни в детдоме у подростка нет особых проблем, а вот возникают они после выхода из системы: выпускник детдома не готов жить вне стен заведения и установленного в нем порядка существования.

Само понятие «будущее» для них слишком абстрактно: они никогда ничего не планировали, поэтому «выход» представляют себе очень туманно и только по опыту бывших одногруппников. При этом часто у подростков, живущих в детдоме, есть отклонения в социальном и личностном развитии, поэтому подростковый кризис для них проходит в другом контексте, чем у домашних детей.

Если вы хотите стать приемным родителем, найдите «своего» ребенка — которого именно вам хочется взять под свое крыло. Разберитесь со своей мотивацией, почему и как именно вы хотите ему помочь. Это может оказаться не столь очевидным.

Еще сложнее — избавьтесь от любых ожиданий от ребенка, не рассчитывайте ни на какую благодарность с его стороны в любом виде. Не слишком рассчитывайте на наличие у него совести, ответственности или любых иных качеств, присущих в норме людям его возраста. Найдите точки соприкосновения с ним, общие интересы и не пугайтесь, если поначалу их будет слишком мало — со временем все изменится.

Когда он будет творить странные, неправильные вещи, вести себя неподобающе, не стоит слишком сильно показывать свое возмущение или удивление, нужно максимально спокойно и прямолинейно объяснять, что не так, и как на самом деле надо делать.

Это касается и поведения, и манеры общения, и отношений. Если он делает вам что-то плохое, не принимайте это как личную обиду — почти наверняка его проступок не направлен против вас лично. Он лишь реагирует так, как привык. Или хочет вас проверить, насколько сильно вы ему нужны. Он живет среди других принципов, моральных и нравственных норм. Сразу объясняйте правила нахождения на вашей территории и необходимость их выполнения, особенно в том, что касается материальных ценностей.

Не нужно «открывать для него мир», подарки и развлечения тоже должны быть в разумных рамках — ориентируйтесь на долговременное сотрудничество. Само существование в принимающей семье будет для него экзотикой и массой новых впечатлений, поэтому не перегружайте его ничем на первых порах.

Подросток, скорее всего, не будет способен организовать свое время, занять себя чем-то полезным, поэтому в большой степени эта обязанность ляжет на вас. Нужно будет перевести его с бесконечного просмотра телека или «а кинешь денег на телефон?» на что-то более продуктивное. Настройтесь на установление взаимно уважительного, понятного для обеих сторон контакта. И еще раз — не ждите ничего взамен.

У каждого из наших двоих приемных детей уже было по одному возврату. Возврат — всегда жесточайшая травма для ребенка, обида и страх остаются на всю жизнь. Несмотря на это, оба наших подростка хотели обрести семью.

Все детдомовские дети хотят в семью, но не все в этом признаются, и мало кто адекватно представляет себе, что это такое.

В большинстве случаев семья оказывается не тем, о чем они мечтали и что им рассказывали в детском доме. Новые правила поведения, необходимость учиться и помогать по дому их напрягает и отталкивает. Поначалу они хотят получить все, что можно, от нахождения в семье, не меняя свой внутренний детдомовский уклад жизни и не «прикипая» к другим членам семьи. Но без семьи ребенку нельзя. Человек, воспитанный системой, не приспособлен к жизни, не имеет сформированных представлений о чувствах, отношениях, ответственности, его развитие после выхода из системы запрограммировано на деградацию.

Многодетная приемная мама, руководитель клуба «Азбука приемной семьи» благотворительного фонда «Арифметика добра»

Ребенок в детском доме лишен семьи, а значит и поддержки. В учреждении может не быть проблем с материальным обеспечением, дети ходят в обычные общеобразовательные школы, но есть один очень большой недостаток — отсутствие значимого взрослого. Нет возможности доверять кому-то, делиться важными переживаниями и мыслями, нет ощущения своей нужности и ценности.

Как следствие, у подавляющего большинства подростков в учреждении отсутствует мотивация к развитию, нет видения своего будущего.

Отсутствие мамы и папы — это отсутствие поддержки, утешения, сочувствия, умиления, радости, много чего. Весь спектр эмоций выпадает. Настоящей и нужной ребенку коммуникации со взрослым не происходит. Персонал не может отдаваться эмоционально каждому ребенку, это прямой путь к выгоранию за пару месяцев.

И поэтому маленький человек не получает никаких отношений, а взрослые постепенно становятся в его жизни чем-то вроде мебели — функцию выполняют, но для коммуникации, которая нужна ребенку, непригодны. Такая ситуация ведет к множественным задержкам в развитии. Страдает не только эмоциональная, но и интеллектуальная сфера. Неслучайно у большинства детей, которые провели в детском доме больше шести месяцев, стоит всем известный диагноз ЗПР (задержка психического развития — прим. ред.).

Большинство детей в детском доме о будущем не думают. Слишком глубоко укоренилась привычка, что обо всем подумают за них другие.

Как можно требовать от человека, который с рождения не принимал никаких решений, даже о том, что съесть на завтрак, проекций будущего? Для этого необходимо обладать рядом сложных навыков, да еще и разносторонним опытом социальной жизни. Но в закрытых учреждениях этому взяться неоткуда: одни и те же стены, одни и те же люди, одни и те же роли. Как устроен мир за пределами детского дома — неизвестно. Что там ждет — тоже загадка.

Те, кто тесно общаются с выпускниками детских домов, нередко слышат: «В детском доме мы жили как в раю, на всем готовом, а потом исполнилось 18 лет, нас выпустили, и наступил ад». Но разве задача воспитания не заключается в том, чтобы социально адаптировать ребенка, научить его самостоятельности, пробудить в нем интересы и научить ставить цели? В детском доме этого точно нет.

Когда мы приняли в семью Гошу 16 лет, он не имел никаких учебных навыков, не понимал, кем хотел бы стать, и не мог вообразить картину своего будущего. То есть он знал, что до 18 лет о нем позаботится государство, прекрасная жизнь на всем готовом, без обязанностей и обязательств, а дальше — просто туман.

А Даша, когда стала нашей дочкой в 13 лет, говорила: «Я в 18 лет сдохну, будущего нет, вот и отстаньте со своей учебой».

Более развитые дети начинают тревожиться в старшем подростковом возрасте, испытывают огромный страх перед выходом в самостоятельную жизнь. Тогда у них есть шанс как-то подготовиться, намеренно найти себе в поддержку наставника. Менее развитые просто не могут оценить всех опасностей и трудностей, которые ожидают их во взрослой жизни, а потому быстро становятся жертвами криминальных структур, жертвами зависимостей. Многие попадают в тюрьмы, становятся наркоманами или спиваются.

Подрастая, сироты автоматически попадают в компании «старшаков». А там свои привычки и правила. Мои дети рассказывали, что «от скуки и от нечего делать» старшие предлагали младшим алкоголь, сигареты. Просто такой вид развлечения — посмотреть, как отреагирует юный организм. То есть на момент 11–12 лет большинство ребят пробовали алкоголь, причем одним разом дело не ограничивалось. Это вид досуга, вид общения и взаимодействия. А когда компания сверстников — единственное, что есть у ребенка, очень трудно сказать «нет». Нужно быть действительно сильной личностью, а ее формированию точно не способствуют интернатные условия и депривация.

Большинству подростков хочется выглядеть привлекательно, носить то, что сейчас модно, а не то, что привозят по разнарядке всем обитателям учреждений. Способов хорошо выглядеть не так уж много, основной из них — это воровство.

Плюс ко всему старший подростковый возраст это пора экзаменов. ОГЭ и ЕГЭ вызывают много тревог. Если раньше не учился толком и никаких реальных последствий, то теперь появляется страх. Причем вполне обоснованный — очень сложно нагнать в девятом классе то, что не выучил в пятом, шестом, седьмом и так далее.

Если бы не репетиторы по всем предметам, мы с Гошей, например, точно бы остались со справкой. У нас было всего полгода на подготовку к ОГЭ. Пришлось уходить на домашнюю форму обучения и наверстывать хотя бы то, что было остро необходимо для получения аттестата. Выучить английский, например, и не мечтали — это уже из разряда роскоши.

Там, где у детей нет возможности получить помощь, наверстать, стресс становится непереносимым и очень плохо сказывается на поведении подростков и в принципе на их жизненных установках.

Во всем мире опытным путем пришли к выводу, что подростки — это задача профессиональных семей. Усыновляют везде и всюду в основном малышей, дошколят и младших школьников, а вот 15–17-летние, как правило, направляются в фостерные семьи: то есть туда, где есть поддержка социального работника, специалиста службы сопровождения и многих других государственных служб. И это совершенно правильно. Пока у нас не существует аналога такой системы, наши семьи этот путь осваивают самостоятельно.

Мы, например, понимая уровень ответственности, готовились к принятию детей в семью целых семь лет. Десятки тренингов и сотни книг. Постоянное сотрудничество с психологами. Работа над собой, над своими личными качествами. Важно оценить в себе главное — способность к принятию, к сложному сочетанию гибкости и твердости.

Невозможно «слепить» из подростка ребенка своей мечты, и в этом надо быть гибким. Но зато прекрасно можно увидеть в нем лучшие качества, его способности и помочь подростку их развить, проявляя твердость наставника. Конечно, не стоит ожидать быстрой отдачи, моментальных изменений, зато верить в подростка необходимо.

Конечно, ребенок может вырасти и в детском доме, если найдется воспитатель, который искреннее участвует в его жизни, тратится на ребенка душевно, переживает за него и готов прийти на помощь 24 часа в сутки. Но каждый ли подросток встречает в детском доме именно такого наставника?

Без опыта жизни в семье подросток не получает представления о множестве социальных ролей взрослых людей. Взять мужчину, к примеру. Он и муж, и отец, и сын, и друг, и специалист, и спортсмен, и много-много кто еще. Он вовлечен в десятки совершенно разных по содержанию отношений. Как их можно изучить и понять в теории? Такого способа пока не придумали. Социум — это то, что постигается и познается на практике. А без навыка взаимоотношений, без опыта привязанностей невозможно быть успешным и счастливым, даже при условии реализованности в профессии, например.

Без значимого взрослого, главного учителя жизни, должного развития не происходит. Семья — это естественный метод социальной адаптации, это мощный источник опыта и умений. А родительская любовь, которую ребенок получает в семье, дает ему жизнестойкость, уверенность в собственной нужности, учит сострадать другим людям и любить в ответ. Заменителей пока не придумали.

Источник https://www.7ya.ru/article/Vospitanie-priemnogo-rebenka-zachem-nuzhna-pomow-psihologa/

Источник https://sunmag.me/sovety/15-02-2014-vospitanie-priemnogo-rebenka-nyuansy-o-kotorykh-stoit-znat.html

Источник https://chips-journal.ru/reviews/pervoe-vrema-ego-stavil-v-tupik-daze-vybor-edy-na-zavtrak-roditeli-priemnyh-detej-o-trudnostah-vospitania