Античный базис изучения феномена семьи Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

30 сентября, 2022 0 Автор ewermind

 

Размышления на тему семьи учеными античности (Аристотель, Платон)

На протяжении европейской истории представления людей о природе и семье постоянно менялись. В течение долгого периода, охватывающего античность, средние века и эпоху Возрождения, европейская философская и общественно-политическая мысль прошла через несколько хронологически последовательных этапов развития представлений о смысле семьи, из которых мы будем рассматривать наиболее интересные и типичные для той или иной эпохи.

Из дошедших до нас фрагментов философских и литературных произведений можно сделать вывод, о том, что для периода античности было характерно иерархическое восприятие мира. Наверху этой иерархии стояли боги, затем люди, потом животные и растения. Но и люди — мужчины и женщины, рабы и свободные, дети и взрослые — не считались равными. Вне зависимости от реального положения женщины в обществе, для всего периода античности было характерно признание неравной ценности мужчин и женщин, которое мотивировалась их «различной природой». Соответственно, не могло и не отражаться на роли мужчин и женщин в семье.

Современный исследователь М. Финлей пишет, что в античной культуре «женщины считались низшими по природе и потому их функции ограничивались производством потомства и исполнением домашних обязанностей, а значимые социальные отношения и сильные личные привязанности искали и находили среди мужчин». Вся роль женщины в семье сводилась лишь к деторождению, воспитание ребенка не доверялось женщинам. Воспитание детей возлагалось на мужчин, так как полагалось, что только мужчина может дать ребенку важнейший жизненный опыт. Женщина вовсе не мама ребенку, а лишь детородный организм. Знаменитый афинский оратор Демосфен (ок. 384—322 гг. до н.э.) так излагал традиционный античный взгляд на отношение к женщине в семье: «. любовниц мы содержим ради удовольствия, наложниц для ежедневной заботы о нас, а жен — чтобы они вынашивали нам законных детей и были верными стражами наших домашних очагов».

Выразителем традиционного античного понимания отношений между мужчинами и женщинами, отношений к семье был один из крупнейших философов Греции Аристотель (384—322 гг. до н.э.). Согласно позиции Аристотеля, мужнина и женщина, также как раб и свободный, имеют разную природу и не могут быть равны. В процессе зачатия, считал Аристотель, мужчина дает ребенку «форму», то есть душу, а женщина — только «материю», то есть тело. Так как душа, по своей природе, лучше и божественнее тела, лучше, если женское и мужское будут отделены друг от друга.

Рассуждая о роли мужчины и женщины в обществе, Аристотель приходит к выводу, что «первый по своей природе выше, вторая ниже, и вот первый властвует, вторая находится в подчинении». И мужчина и женщина обладают определенными нравственными качествами, но в силу разной природы им присущи разные добродетели: для женщины, например, молчание — добродетель, для мужчины — нет. Столь же различны функции мужчины и женщины в семье: каждый выполняет свои обязанности, не вмешиваясь в дела друг друга. Любовь между мужем и женой, мужчиной и женщиной не входила в сферу интересов Аристотеля.

Отношение к проблеме семьи и пола выдающегося древнегреческого философа Платона (427—347 гг. до н. э.) было нетипичным для античности.

Основываясь на трактате «Государство», Платона иногда называют первым античным феминистом». В идеальном городе-государстве, придуманном Платоном, все люди действуют исключительно во имя общего блага. Поэтому здесь нет ни частной собственности, ни семьи (по крайней мере, у представителей высшего сословия), ни отдельных домашних хозяйств.

По мнению Платона, освободившиеся от необходимости вести хозяйство, женщины вполне могут, наравне с мужчинами, принимать участие во всех делах государства. Хотя природа женщин и мужчин различна, поскольку женщина рожает и выкармливает ребенка, это не влияет на ее способности выполнять любые обязанности также совершенно, как и мужчина. «Одинаковые природные свойства, — пишет Платон, — встречаются в живых существ того и другого пола, и по своей природе как женщина так и мужчина могут принимать участие во всех делах». Женщины, в зависимости от их способностей, могут быть философа ми и даже воинами. Общественное воспитание детей может быть возложено и на мужчин, и на женщин.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2022 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.008 с) .

Античный базис изучения феномена семьи Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Рубан Ольга Ивановна

Многогранность изучаемого объекта обуславливает обращение к истокам формирования философских и научных взглядов на феномен семьи .В метафизической картине Аристотеля семья рассматривается с точки зрения четырех причин. Это позволяет приблизиться к сущностным (неизменным) параметрам семьи . Другой ракурс внимания связан с вечными трендами Платона и местом семьи в структуре идеального государства.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Рубан Ольга Ивановна

ANCIENT BASIS FOR THE INVESTIGATION OF THE PHENOMENON OF FAMILY

Versatility of the object under study stipulates the appeal to the sources of the formation of philosophical and scientific approaches to the phenomenon of family . From the Aristotle ‘s metaphysical point of view family is regarded as the result of the four acting causes. This allows to come nearer to the essential (unchanging) parameters of family . Another approach rests upon eternal Plato ‘s trends and the place which family has in the structure of the ideal state.

Текст научной работы на тему «Античный базис изучения феномена семьи»

СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ: ПОДХОДЫ, ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕНИЯ

АНТИЧНЫЙ БАЗИС ИЗУЧЕНИЯ ФЕНОМЕНА СЕМЬИ

Институт философии и права СО РАН

Многогранность изучаемого объекта обусловливает обращение к истокам формирования философских и научных взглядов на феномен семьи.

В метафизической картине Аристотеля семья рассматривается с точки зрения четырех причин. Это позволяет приблизиться к сущностным (неизменным) параметрам семьи.

Другой ракурс внимания связан с вечными трендами Платона и местом семьи в структуре идеального государства.

Ключевые слова: семья, сущность, истоки, Аристотель, Платон.

Античность стала базисом научного и философского осмысления феномена семьи. Изучение античных источников дает бесценный материал в исследовании семейной проблематики. Платон и Аристотель дали различные варианты ответов на социальные вызовы своего времени. Вычленяя кластеры проблем, с семьей связанных и ею обусловленных, можно выявить те тренды, которые прошли испытание временем и пространством, ну и те из них, которые, как, например, рабство, остались историческими реликтами.

Очерчивая эти кластеры, получаем «топографическую схему местности». Ярким пятном выступает тема власти, она оформляет целый ряд проблем властного взаимодействия внутри семьи. Силовые линии проходят по осям муж—жена, хозяин—раб,

отец—сын, особенным образом выделено искусство накопления.

Тема человека связывает воедино проблемы человеческого устроения и смыс-лообразующей цели человеческой жизни. Как устроен человек, каково взаимоотношение двух его начал — души и тела. Каким образом понимание человеческой природы сказывается на устройстве семьи.

Кластер проблем, очерченных темой блага. Внутри этого пучка идет рассмотрение и решение проблем добра и зла, справедливости и несправедливости, путей и способов достижения истинной добродетели. Каким образом взаимодействуют проблемы семьи и блага?

Тема коммуникации вскрывает целый ряд проблем, связанных с человеческим общением: семья как общение, государство

как общение, предмет общения, культура диалога.

Проблема денег: их роль в искусстве накопления и в искусстве наживать состояние, подмена истинного целеполагания денежным эквивалентом.

Вот некоторые проблемные пучки, которые сложным образом взаимодействуя, дают представление о семье греческого полиса эпохи расцвета, а может, о семье вообще, безотносительно к месту и времени.

Используя метод расчленения сложного на простые элементы и рассмотрения «первичного образования предметов» Аристотель объясняет закономерность рождения и жизни семьи следующим образом.

Во-первых, существует необходимость «сочетаться попарно тех, кто не может существовать друг без друга — женщину и мужчину в целях продолжения потомства»1. Продолжение рода, диктующее необходимость сочетаться мужчине и женщине, имеет общность с остальными представителями животного мира, но лишь в части биологического функционирования. Характер природы человека, его отличительные особенности в сравнении с животным миром хорошо прописаны. Безусловная доминанта душевной составляющей по отношению к телесной естественным образом вытекает из понимания того, как устроен человек.

Во-вторых, «[точно так же в целях взаимного самосохранения необходимо объединиться попарно существу] в силу своей природы властвующему, и существу, в силу своей природы подвластному»2. Именно из этих двух форм взаимодействия получается первый вид общения — семья.

1 Аристотель. Политика. — М.: АСТ, АСТ МОСКВА, ХРАНИТЕЛЬ, 2006. — С. 23.

Как первоначальные и мельчайшие части семьи выделены 4 элемента: муж и жена, господин и раб, отец и сын, искусство накопления. Показательным является то, что мельчайшим структурным элементом семьи является не отдельный человек, а группа лиц.

Муж и жена — единая неделимая часть семьи. Бессмысленно рассматривать отдельно достоинства мужа и отдельно достоинства жены. Смысл имеет лишь характер их взаимодействия: полноценная коммуникация, согласованность действий, наличие общих целей.

Единая неделимая часть семьи — отец и сын. Какой прок в силе, уме, достижениях отца, если он, обладая ими, не смог воспитать достойного сына. Существовал даже специальный закон, по которому сын мог не заботиться о престарелом отце, если он в свое время не обучил его какому-либо ремеслу или другому способу, коим он смог бы прокормиться.

Господин и раб так же образуют неделимую единицу, поскольку существует естественная необходимость сочетания силы и слабости. Благом для сильного является руководство и направление слабого. Благом для слабого является прибегание к помощи и руководству сильного. Таким образом, взаимодействуя, они совершают совместное движение к благу.

Природа власти вытекает из естественного устроения человека. Человек состоит из двух начал: души и тела. Одно начало властвующее — это душа, другое подчиненное — тело. Рассматривается человек, должным образом устроенный, так как у людей испорченных и нездоровых кажется, что тело властвует над душой. Поэтому «полезно для тела быть в подчинении у души, а для подверженной аффектам части души —

Читать статью  Роль семьи в воспитании ребёнка с ОВЗ

быть в подчинении у разума и рассудочного элемента души, и наоборот, какой всегда получается вред при равном или обратном

Естественным образом описана природа властного взаимодействия по линиям брачным, отцовским, хозяйским, так как великим благом для того, кто не имеет хозяина в себе, является нахождение добродетельного господина. Ибо всякое общение своей целью имеет достижение благой жизни. От всех других живых существ человек отличается тем, что «способен к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость и т. п. А совокупность всего этого и создает основу семьи и государства»4.

Семья и Государство — прежде всего, общение. Всякое же общение организуется ради блага, причем к наивысшему из благ стремится то общение, которое обнимает собой все остальные общения. Таким общением является общение политическое, или, иначе говоря, государство.

Таким образом, важным элементом взаимодействия является ценностный предмет коммуникации, а именно благо. Наличие данного компонента делает коммуникацию естественной и эффективной. Для современника Аристотеля, осознающего себя не только телом, но прежде всего вместилищем души, такой порядок является естественным и разумным. Естественно сочленяться мужчине и женщине для продолжения рода. Естественно подчинение сильному и добродетельному. Естественной целью любого общения, для потребностей жизни возникшему, является достижение благой жизни.

4 Аристотель. Политика. — М.: АСТ, АСТ МОСКВА, ХРАНИТЕЛЬ, 2006. — С. 25.

Одним из четырех элементов семьи является искусство накопления. С этим искусством связано обеспечение семьи всем необходимым, количество чего имеет меру. Деньги как эквивалент в меновой системе семейного жизнеобеспечения имеют положительное утилитарное значение.

По-другому они выглядят в искусстве наживать состояние, которое не имеет своего предела. Здесь происходит подмена истинной цели денежным суррогатом. «Так, например, мужество заключается в отваге, а не в наживании денег; точно так же военное и врачебное искусство имеют в виду не наживу, но первое — одержание победы, второе — доставление здоровья. Однако эти люди обращают все свои способности на наживу денег, будто это является целью, а для достижения цели приходится идти на все»5.

Отрицательно оценивается в исследовании природа ростовщичества, поскольку в данном случае деньги порождают лишь деньги, и «этот род наживы оказывается по преимуществу противным природе»6. Тем не менее магистральный путь цивилизаци-онного развития связан именно с этим «противным природе» способом общественного функционирования. До последнего времени непрерывное накопление как цель откровенно присутствует в стратегии глобальной мирэкономики. Мировой кризис конца первого десятилетия двадцать первого века заставил мировую элиту вновь обратиться к ценностной проблематике, однако насколько это серьезно, покажет время.

Человеку трудно существовать, если он не знает, в чем смысл его жизни. Древние греки хорошо это понимали. Все должно быть объяснено и организовано:

космос, общество и человек. Человек, семья, полис, мир вообще должны иметь смысл и значение.

По мере развития человечество накопило огромное количество полезной и нужной информации в различных областях. Некогда единое знание, о чем повествует миф, обращенный к временам от сотворения, расчленилось на части, именуемые отраслями знания. Каждая из наук накопила огромный фактический материал. Весь этот багаж имеет огромное прикладное значение и располагается в плоскости чтойности — ответа на вопрос «Что?». Однако, по-настоящему человека человеком делает ответ на вопрос «Для чего?». Пересечение чтойной горизонтали и длячегойной вертикали и образуют тот самый крест осмысленной и полноценной жизни. Античность жила этим пониманием.

В работе Аристотеля «Метафизика» речь идет о причинах всего сущего «в четырех значениях: одной такой причиной мы считаем сущность или суть бытия вещи (ведь каждое «почему» сводится в конечном счете к определению вещи, а первое «почему» и есть причина и начало); другой причиной мы считаем материю, или субстрат (Ьурокетепоп), третьей — то, откуда начало движения; четвертой — причину, противолежащую последней, а именно «то, ради чего»», или благо (ибо благо есть цель всякого возникновения и движения)7.

Таким образом, выделено четыре типа причин: сущностная (формальная), материальная, действующая и конечная, финальная причина, которая придает смысл, ставит цель и определяет стратегию человека, семьи, любого проекта.

7 Аристотель. Сочинения в 4 томах. — Т. 1 — М.: Мысль, 1983. — С. 70.

Первичной причиной образования семьи является необходимость попарно сочетаться тем, кто не может существовать друг без друга. Существовать не могут друг без друга мужчина и женщина, и «сочетание это обусловливается не сознательным решением, но зависит от естественного стремления, свойственного и остальным живым существам и растениям, — оставить после себя другое подобное себе существо»8. Вторая необходимая и первичная структура располагается по оси властного взаимодействия. Существо, от природы наделенное видением и волевыми качествами, естественным образом сочетается с существом, нуждающимся в руководстве. Чем выше уровень развития подчиненного, тем большие требования предъявляются к руководителю. Одно дело управлять дикими животными, другое — домашними, и совершенно особых качеств требует управление человеком для взаимного блага. Правилом является, когда в семье мужчина как более сильный от природы направляет женщину, отец — сына, а хозяин — раба.

Материальной причиной семьи являются мельчайшие части объекта: муж и жена, отец и сын, хозяин и раб. Такое разделение на части связано с пониманием общественной природы человека. Человек, живущий вследствие каких-то обстоятельств вне общества, а в эпоху полиса общество и государство суть эквиваленты, рассматривался либо как недоразвитый в нравственном отношении, либо как сверхчеловек. Античное представление о самодостаточности также связано с пониманием общественной природы человека. Так, в «Никомаховой этике» Аристотель отмечает: «Понятие самодостаточности мы применяем не к одному человеку, ведущему одинокую жизнь, но к чело-

8 Аристотель. Политика. — М.: АСТ, АСТ МОСКВА, ХРАНИТЕЛЬ, 2006. — С. 23.

веку вместе с родителями и детьми, женой и вообще всеми близкими и согражданами, поскольку человек — по природе [существо] общественное»9.

Действенной причиной семьи является коммуникация. Семья — это общение, основанное для удовлетворения повседневных нужд. Государство — общение, которое возникло для удовлетворения жизненных потребностей, но служит достижению благой жизни. Свободное движение коммуникативных энергий как деятельных проявлений обеспечивается наличием предмета общения и взаимным удовольствием: «. проводить время друг с другом невозможно, если не доставлять друг другу

удовольствия и не получать наслаждение

от одинаковых вещей. ».

Конечно, в античности отсутствовал термин «коммуникация», он является изобретением новейшего времени и связан с широким распространением средств радио и телекоммуникации. Однако исходное представление о связанности людей, необходимости согласованных действий, а самое главное, практическое использование принципа взаимодействия в повседневной жизни характеризует это время. Особого внимания заслуживает высокая диалогическая культура. Умение не только говорить, но слушать и слышать, находить точки пересечения, получать удовольствие от общения — важнейшие коммуникативные составляющие. Они помогают гармонично существовать семье и обществу в целом.

В отличие от других живых существ, люди живут не только ради продолжения рода, но и для других нужд. Распределение мужских и женских функций с самого нача-

9 Аристотель. Сочинения в 4 томах. — Т. 4 — М.: Мысль, 1983. — С. 63.

ла делает их союз взаимодополнительным и взаимоподдерживающим, а наличие общей цели и ценностного предмета коммуникации делает это общение как полезным, так и приятным. Традиционное распределение мужских и женских ролей, конечно, имеет конкретно-контекстуальное оформление, однако, по сути, отражает сущностный принцип гармоничного взаимодействия полов.

Дружественное отношение детей к родителям соотносимо с дружественностью человека по отношению к богам. В этом выражается дружественность по отношению к благу и превосходству. В жизни родных людей много общего, и это делает общение значительно более приятным, нежели дружба с чужими. Опыт позитивного взаимодействия с близкими людьми дает возможность конструктивного взаимодействия с другими членами общества. Наличие другого, превосходящего тебя в уме, силе, добродетели — не угроза твоему существованию. А образец, на который стоит равняться в деле собственного самосовершенствования, гарантия адекватного восприятия другими твоих достижений и достоинств.

Конечной, финальной причиной семьи является благо. Благо — это то, к чему все стремится. Благо семьи выше блага отдельного человека, а благо народа и государства выше и божественней блага семьи. Представления о благе проистекают из собственного образа жизни. Люди грубые, коих большинство, стремятся к жизни, полной удовольствий, полагая, что благо в том. Образ жизни людей государственных и созерцательных отличается от вышеназванного и связан со стремлением ко всеобщему благу. Одни блага — это блага сами по себе, а другие служат средством для достижения первых. Так «в категории сути благо определя-

ется, например, как бог и ум, в категории качества, например, как добродетель, в категории количества — как мера (ю теШоп), в категории отношения — как полезное, в категории времени — как своевременность (каков),

в категории пространства — как удобное по-11

ложение и так далее. ».

Таким образом выглядит семья с точки зрения причинности в метафизической картине Аристотеля.

По-иному видит роль и место семьи в развитии человеческого общества Платон. Главный герой его произведений Сократ считает себя приставленным богом к своему городу «как к коню, большому и благородному, но обленившемуся от тупости и нуждающемуся в том, чтобы его подгонял какой-нибудь овод»12. Имея свою собственную семью, Сократ считает тем не менее первоочередными проблемы горожан, коих он считает членами одной большой семьи. Восприятие полиса как семьи отчетливо проявилось на суде, которому был подвергнут мудрец. Он говорит с согражданами о том, что у него какая-никакая, но есть семья и сам он не от скалы и не от дуба родился. Есть у него три сына, один подросток и двое малолетних. Но он не считает нужным приводить их с целью оправдания. Он и так находится среди своей семьи, и это позволяет ему «забросить все свои собственные дела и столько лет терпеть домашние неурядицы, а вашими делами заниматься всегда, подходя к каждому по-особому, как отец или старший брат, и убеждая о доблести»13.

Позиция Платона в отношении семьи вызывает много вопросов. Ценности

12 Платон. Избранное. — М.: АСТ; Харьков: Фолио, 2007. — С. 24.

государства-полиса поглощают интересы отдельной семьи. Интересы отдельного гражданина вмонтированы в общую картину государственного устройства. В разработке утопии идеального государства семья прописана только в отношении стражей. Брачное поведение полностью регулируется государством и целью своей имеет наиболее эффективное выполнение стражами своих функций. Лучшие мужчины должны соединяться с лучшими женщинами, худшие — с худшими. Потомство первых подлежит воспитанию, вторых — нет. И то, что производится отбор по типу племенного стада, никто не должен знать, кроме самих правителей. Делается же все это для того, чтобы не вносить разлад в отряд стражей. В отношении других сословий завеса не приподнимается. Сделано ли это по причине малой значимости вопроса либо в силу умышленной закрытости темы, которая в дальнейшем, уже в христианстве, получит статус сакральности, остается загадкой.

Читать статью  Что такое эмоциональное заражение?

Именно Платон стал коммуникатором между дописьменными источниками и теми трендами, которые выстрелили в будущее. Извечный поиск цельности оформлен в диалоге «Пир» красивым мифом о некогда цельном человеке, разделенном разгневанными богами на две половины. Миф о поиске своей половины сопровождает жизнь практически каждого человека и является одним из путей решения экзистенциальной проблемы одиночества. Текстовый источник к нам пришел от Платона, однако сам философ апеллирует ко временам от сотворения, к тому моменту, когда текстовая культура еще не зародилась.

Понятие о любви, преодолевшей материю, пронеслось сквозь пространство и время, соединившись с именем создателя. Платоническая любовь — это сфера любви

между людьми посредством любви к высшим идеям. Энергию коммуникации питает общая любовь к идее справедливого и прекрасного. Чувственная любовь имеет свое начало и свой конец, платоническая любовь нетленна.

Сущность не дается человеку непосредственно, узреть ее можно в явлении, в проявленности в этом мире, в том виде и форме, в которой человек способен принять ее и освоить. Тогда приоткрывает следующая дверь. Сумевший понять и увидеть получает шанс продвинуться дальше. В молодости является сущность прекрасного в виде любви к прекрасному телу, это рождает прекрасные мысли и чувства. С опытом приходит понимание того, что красота разлита и в других телах, и интерес смещается с одного на многие тела. Это осознание приводит к мысли о том, что любить одно тело, значит ограничивать себя в познании прекрасного. Новая же волна познания приносит новое понимание, человек начинает красоту души ценить выше красоты тела.

Поднявшийся к прекрасному в созерцании его только и может находиться. И в этом созерцании сумеет он родить не признаки добродетели, а саму добродетель, достигнув в том бессмертия, так как сама Любовь есть стремление к бессмертию. Обычные люди родят в этом стремлении обычных детей, творцы же родят

законы, поэмы, скульптуры, увековечивая тем свое имя.

В результате обращения к истокам формирования философских и научных представлений о семье методом вычленения кластеров проблем, сложным образом организованных в социокультурном контексте, вырисовывается объемная картина изучаемого феномена. Античный базис представлений о семье дает различные способы решения социальных вызовов. Метод Аристотеля — это аналитическое вычленение сущностных (неизменных) компонентов семьи. Открытый незавершенный дискурс Платона демонстрирует совершенно иной тип реагирования. Это, скорее, не решение, а постановка проблем, послание, обращенное к вечности. Соотнесенность этого послания с современными представлениями о природе семьи дает шанс увидеть главное и важное в бесконечных завалах фактичности.

Институт брака и семьи в Древней Греции периода классической античности глазами современников (на примере «Никомаховой Этики» и «Политики» Аристотеля)

Рудюков, Д. В. Институт брака и семьи в Древней Греции периода классической античности глазами современников (на примере «Никомаховой Этики» и «Политики» Аристотеля) / Д. В. Рудюков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 22 (260). — С. 393-396. — URL: https://moluch.ru/archive/260/60064/ (дата обращения: 27.10.2022).

Статья посвящена исследованию процессов формирования института брака и семьи в период классической античности с основой на трудах греческого философа и ученого периода Аристотеля (384–322 гг. до н. э.) — «Никомаховой этике» и «Политике». В ходе анализа текстов было изучена концепция происхождения и развития общества, на примере общества современной автору античной Греции и роль понятий «брак» и «семья» в данной системе.

Ключевые слова: семья, брак, женщина, Спарта, жена, муж, мужчина.

Брак был единственной формой семьи, признанной обществом в традициях и законах большинства полисов Древней Греции эпохи классической античности. Более того, во всех народах и во все времени вступление в брак считалось условием взросления и обеспечения процветания народа посредством рождения здорового потомства, а потому — обязательным для всех членов греческого общества. Следовательно, вопросы брака и создания полноценной, благополучной семьи было делом, без преувеличения, государственной важности. Патриархальная семья считалась вечной и неизменной формой построения отношений между мужчиной и женщиной, детьми и родителями. Ей были присущи иерархия и субординация, в основе которой лежит подчинение мужчинами женщин, старшими младших; наличие частной собственности и авторитарной власти.

Роль женщины в этой системе с точки зрения мужчин-греков была не более чем, той, «кто вынашивает детей», что следует уже из значения самого слова γυνή (с греч. — женщина). Однако, даже в выполнении своей главной роли женщина была изначально поставлена в заведомо приниженное положение по сравнению с мужчиной. Тогда как жена имела определенный, хоть и весьма небольшой перечень обязанностей, заключающихся в полном сосредоточении на рождении детей, уходе за ними и хранении верности своему мужу как единственно возможному сексуальному партнёру в условиях жесткой системы моральных общественных ценностей. В то же время, мужчина, вместе с женой обретая и статус гражданина, никаких обязательств по соблюдению верности своей жене не имел. Так, мужчины, равно свободные и имеющие семью, никаким образом не наказывались за сексуальные связи с гетерами (от греч. ἑταίρα — подруга) — женщинами, ведшими образ жизни, свободный от нравственных рамок [5].

По поводу брачных отношений в разных регионах Древней Греции сказано очень много, как античными историками и философами, так и современными учеными. Так, при изучении классической античности главным источником, как мы знаем, является Аристотель. В своих трудах он немалую роль уделяет описанию социальных институтов и рассуждению о них, т. к., по его мнению, они являются чуть ли не «фундаментом государства».

Аристотель был учеником Платона, воспевал и восхвалял его, и, в то же время, активно полемизировал с ним, что свойственно для Академии золотого века греческой философии.

Первым, кто сделал попытку истолковать любовь как философскую категорию, был именно Платон. Он представил ее как ментальную близость, слияние мужчины и женщины в единое духовное существо. Теория, которую он излагает, основывается на мифе об андрогинах — существах с двумя сущностями и единым телом, обладающим признаками обоих полов, и которых Зевс приказал рассечь пополам, чтобы существовали раздельно мужчины и женщины, которые, пока не сливались со своей второй половиной в единое целое, не находили духовного покоя.

Отец «патриархальной теории», общепризнанной в истории изучения института античного брака и семьи, Платон детально излагает в «Законах» и «Государстве» излагает формы создания брака, полезного для общества. Именно идея патриархальной, моногамной семьи, соответствующая природным потребностям человека и представляющая собой базовую ячейку государства, легла в основу трудов его ученика [10, с. 398–400].

По его мнению, брак выступает как естественное по природе своего возникновения общение с целью утоления повседневных надобностей. Взгляды Аристотеля на функции брака в основном изложены в работе «Политика» [3, c. 38–52]. В системе общественного устройства, построенной Аристотелем, понятие «брак» неразрывно связано с понятием «семья». Причем, ее основной функцией является экономическая и даже политическая деятельность и участие в жизни общества.

Миф об андрогинах, скорее всего, лег в основу идеи диморфизма, высказываемой Аристотелем, что показывает пусть даже поверхностный анализ его текстов. Эта идея выражается у него в необходимости «сочетаться попарно» как естественное стремление всех живых существ. В данном случае он хоть и не упоминает миф об андрогине, но говорит о сочетании противоположных полов — мужчины и женщины, которое направлено на порождение потомства, оставление подобного себе существа-преемника. По Аристотелю, этот же тезис, на самом деле, является первичным и необходимым отношением порядка жизни, что стало поводом для детального анализа времени, возраста и условий формирования института брака и семьи.

Хотя Платон выступал против «бесстыдных любовных утех», в реальной жизни общество одних лишь женщин преследовало за измену и нарушение супружеской верности [9, с. 60]. Если муж мог свободно выбирать, с кем провести время — с законной женой, либо с распутной девкой, то жена не могла даже заметить своему супругу на безнравственность его поступков. Он обладал исключительным правом требовать развода даже без явных причин, если он был знатен, а поведение женщины может его оскорбить. Ведь женщины всегда были бесправны, а, следовательно, не могли претендовать на власть над мужчинами. Если муж заводил любовниц, его жена ничего не теряла, кроме ничего не стоящего в обществе достоинства. В то же время, диаметрально противоположная ситуация возникала, если у жены появлялся любовник. Тогда в доме мужа появлялся возобладавший над его имуществом, что дает ему право взять себе любое имущество у слабого, если это одобрят другие. Если это происходило, законный муж блудницы в браке был обязан расторгнуть свои отношения с неверной, потребовав от нее все, что он дал ей.

Но такие случае неверности были, скорее, исключением из правил, несмотря на то, что законодатель уделил им довольно много внимания.

Иная же ситуация была в Спарте. Как мы видим, создатель «Политии» весьма негативно отзывается об устройстве и нравах лакедемонян.

Историк Ю. В. Андреев отмечает: «Аристотель был не так уж одинок и не так уж оригинален в своей неприязни к спартанским женщинам. Об их распущенности, роскошестве и расточительности был осведомлен уже его учитель Платон и писал о них почти в тех же выражениях, что и Аристотель, хотя и не так многословно» (Leg 637с.). Но еще задолго и до Аристотеля, и до Платона в чем-то сходные суждения высказал великий трагический поэт Еврипид. В его трагедии «Андромаха», созданной еще в те времена, когда Спарта находилась в зените своей славы и могущества, старец Пелей сурово порицает спартанца Менелая за то, что он ничего не сделал для того, чтобы оградить свой семейный очаг от скверны прелюбодеяния» [1, c. 56].

Там законом царя Ликурга спартиатам разрешалось отдать свою жену временно другому человеку, чтобы она могла зачать ребенка, который после рождения будет принадлежать мужу женщины (Plut. Comparat. 1P. 1–5).

Читать статью  Семейный кризис после рождения малыша

В хорошем браке «муж имеет власть сообразно достоинству и в том, в чем мужу следует, а что подобает жене, он ей и предоставляет» (Aris., Pol. 1160b). Это уже была первая весточка о том, что и женщина имеет право на собственное личное пространство — он не должен управлять имуществом всего дома, при этом вмешиваясь в область ведения своей жены; более того это положение касалось женщины, которая все еще была лишена права высказывать собственное мнение. Дела мужа ее по-прежнему не касались, хотя, по отношению к богатым женщинам, такое правило, судя по всему не распространялось, как мы видим у самого же Аристотеля [3, c. 435].

Сочинение Аристотеля «Никомахова этика» представляет собой довольно обширный источник для изучения истории древнегреческого общества классического периода античности (около IV-II в. до н. э.). По своему содержанию, это трактат о счастье, о том, как достичь счастливой жизни, или блаженства, аналог «Домостроя» монаха Сильвестра Медведева. Аристотель, по имеющимся данным, составил этот труд, будучи уже в довольно зрелом возрасте. Интересно посвящение некоему Νικομάχει, упоминаемого в византийских источниках наряду с именем Аристотеля. Так, в словаре Суды X века приведено: «Ἀριστοτέλης υἱὸς Νικομάχου καὶ Φαιστιάδος ἐκ Σταγείρων πόλεως τῆς Θρᾴκης» (с греч. — Аристотель, сын Никомаха и Фестиады, из Стагир, города во Фракии) [11, c. 170]. Таким образом, философ посвятил свой труд о благополучной семье и счастливом браке отцу, который, скорее всего, и дал сыну знания и законы общества, нашедшие выражение в письменном памятнике, дошедшем до нашего времени в относительно первозданном виде.

Он анализировал понятие и структуру понятий брака и семьи в аналогии с устройством общества и отношений в нем. Так, он выделил несколько интерпретаций:

1) брак-аристократия (власть лучших) — «муж имеет власть сообразно достоинству и в том, что следует, а что подобает жене, он ей и предоставляет»;

2) брак-олигархия (власть богатого) — «муж распоряжается всем, он превращает в олигархию, так как делает это вопреки достоинству и не как лучший». Здесь, однако, возникает казус, отмеченный автором. Заключается он в том, что, иногда, жены, унаследовав в приданое большое состояние, ставят мужей в материальную и финансовую зависимость; тем самым «это власть не по добродетели, но благодаря богатству и влиянию (dynamis)»;

3) брак-демократия (власть народа) — «бывает в домах без господина (там ведь все равны), и там, где начальствующий немощен и каждому можно» (Aris. Nic., Кн. 8, 12, X) [2, c. 363]. Последний вариант, по нашему мнению, был характерен скорее для полисов, в которых структура общества была весьма вольной и построенной на простейшей социальной иерархии. Таковым полисом, самым известным в античной истории Греции, была Спарта, в которой имели место весьма вольные нравы в вопросах брачных отношений.

Тезисно Аристотель охарактеризовал социальные роли мужчины и женщины в «Политике». Он считал, что в силу своей природы, люди должны объединяться и отношения между супругами должны строиться по схеме «властвующий — подчиненный» на том основании, что властвующий (муж) способен к «предвидению» и принятию решения, а подчиненный (жена) способен «лишь своими физическими силами исполнять полученные указания». В то же время, чтобы избежать критики и обвинения в унижении человеческой природы, что не соответствовало идеям классической афинской античности, он тут же делает примечание, давая обоснование тому, что женщина должна исполнять функции подчиненного в семье: «женщина и раб по природе своей два различных существа: ведь творчество природы ни в чем не уподобляется жалкой работе кузнецов, изготовляющих «дельфийский нож»; напротив, каждый предмет имеет свое назначение». Таким образом, по мнению Аристотеля, женщина — такой же «инструмент» в руках государства, направленный на охрану и соблюдение его интересов, а именно — оставить потомство, увеличить численность граждан, как раб в руках его господина, использующего его как орудие сельского производства [2, c. 377].

Однако, не стоит думать, что Аристотель осуждает отношение афинян к положению женщин в обществе за их стремление к ограничению прав последних. Напротив, он даже осуждает такие случаи, когда «слабый» пол перестает быть слабым и начинает выходить из-под контроля мужчин. В пример тому он приводит государственное устройство спартанцев, в котором права женщин практически никак не регулировались по отношению к мужчинам. Законодатель, по его мнению, пренебрег узаконением нравственности и морали, по сравнению с мужским населением, в отношении которого Ликургом, спартанским царем периода архаики, и было составлено большинство законов. Потому, как отмечает Аристотель в «Политике», «женщины в Лакедемоне в полном смысле слова ведут своевольный образ жизни и предаются роскоши» (Aris. Polit., VI, 5). Слишком широкие права могут стать причиной утраты мужчиной роли главенствующего звена в семье как малой социальной группе, а если это будет происходить в массовых масштабах значения традиционных ценностей и упадка культуры.

Так, Аристотель наблюдавший своими глазами закат Спарты, приводит следующий тезис о положении спартанских женщин, резко контрастирующий с «Афинской политикой» и «Никомаховой этикой»: «женщины в Лакедемоне в полном смысле слова ведут своевольный образ жизни и предаются роскоши. При таком государственном строе богатство должно иметь большое значение, в особенности если мужчинами управляют женщины» (Aris. Pol. IV, 5, 6).

Ликург, по словам Аристотеля (см. Polit. 1269b39–1270a8), столкнулся в свое время с проблемой роскоши жизни женщин и, пытаясь бороться с ней, вскоре убедился в своем бессилии. Плутарх подтверждает его слова, замечая, что женщины в Спарте всегда владычествовали над мужчинами (Agis. VII, 3). Но, что особенно важно, оба эти автора достаточно ясно дают понять, что причастность женщин к управлению государством может считаться закономерным следствием всего их образа жизни и того неподобающе высокого положения, которое они занимали в спартанском обществе.

И Аристотель, и Плутарх (первый косвенно, второй прямо) связывают политическое влияние и могущество спартанских женщин с их из ряда вон выходящим богатством. Но принадлежавшие им огромные состояния едва ли могли возникнуть в те времена, когда в Спарте еще действовала приписываемая Ликургу уравнительная система землепользования.

Аристотель отмечал кризис спартанского общества, связанного с систематическим сокращением числа спартиатов, большая часть которых погибала на войне, и если не было наследников-сыновей их клеры переходили женщинам, в основном их дочерям, (дочери-наследницы отца именовались «эпиклер» (ἐπίκληρος) — букв. оставшаяся при земле). К началу IV в. до н. э. 2/5 всей спартанской земли принадлежало женщинам, что вызывало у мыслителя культурный шок и критику подобного распределения собственности в пользу лиц, не служащих обществу [1, c. 44].

Факты свидетельствуют о том, как плохо были устроены в Лакедемоне все эти порядки: одного вражеского удара государство не могло вынести и погибло именно из-за малолюдства. Именно так и произошло в конечном счете — Лаконийский союз во главе со Спартой потерпел поражение от коалиции Рима, Ахейского союза и Македонии в конце II в. до н. э. Разложение системы традиционных ценностей, складывавшейся на протяжении более чем 500 лет, привело к уничтожению основ жизни спартанского общества — нравственности и устоявшегося порядка жизни людей.

Таким образом, в античной философии понятия «брак» и «семья» находятся на стадии формирования. Появляются первые попытки изучения взаимоотношений между мужчиной и женщиной, а также народов, проживающих на различных территориях. Древние философы увидели объективную связь между обществом и его ландшафтом, обращают внимание на индивидуальные качества и черты отдельных людей и сообществ в целом. В иерархической концепции последовательного формирования общества, разработанной Аристотелем, семья имеет основополагающее значение как базисный институт. В свою очередь, брак как понятие, означающее формирование семьи посредством установления законных отношений между мужчиной и женщиной, в итоге, является основой успешного складывания не только малых и крупных социальных групп, но и в целом государства.

В «Политике» Аристотеля присутствует оценка женщины как подвластного существа, как средства для достижения целей мужчины, как властительницы домашнего очага. Способность решать у женщины находится «в неразвитом состоянии», быть рожденной женщиной — самый распространенный изъян. Однако Аристотель весьма определенно заключает, что «женщина и раб по природе своей два различных существа» и только «у варваров женщина и раб занимают одно и то же положение».

  1. Андреев Ю. В. Спартанская гинекократия // Сборник статей ИВИ РАН «Женщина в античном мире». — М.: Наука, 1995. — с. 44–62. — 275 с., ил.
  2. Аристотель. Никомахова этика. Сочинения в 4-х т. — Т. 4 / Пер с древнегреч. Н. В. Брагинской. — М.: Мысль, 1984. — 830 с.
  3. Аристотель. Сочинения в четырёх томах / Академия Наук СССР Институт философии. — М.: Мысль, 1983. — Т. 4. — 1640 с.
  4. Волков А. В. Спарта. Со щитом и на щите. — М.: Вече, 2005. — 352 с.
  5. Гетера // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969–1978.
  6. Козьякова М. И. История. Культура. Повседневность. Западная Европа: от античности до XX века: учебное пособие по культурологии для высших учебных заведений. — М.: «Весь мир», 2002. — 360 с.
  7. Лосев А. Ф., Тахо-Годи А. А. Платон. Аристотель. — М.: Молодая гвардия, 2005. — 392 с. — (ЖЗЛ). — 5000 экз. — ISBN 5–235–02830–9.
  8. Мархинин В. В. Античная Греция: идея гендерного равенства [Электронный ресурс] // Философская мысль. — 2016. — № 7. — С. 23–48. — URL: http://e-notabene.ru/fr/article_19628.html (дата обращения: 16.05.2019).
  9. Миронов В. Б. Древняя Греция. — М.: Вече, 2006. — 672 с. — (История русской и мировой культуры). — ISBN: 5–9533–1645–3.
  10. Филеб, Государство, Тимей, Критий / Платон. (пер. с древнегреч. С. С. Аверинцева и др.). / Под общ. ред. А. Ф. Лосева и др. // — М.: Мысль, 1999. — 656 с. — (Сер. «Классическая философская мысль») — ISBN: 5–244–00923–0.
  11. Suidae Lexicon / Immanuelis Bekkeri. Berolini. 1854.

Основные термины (генерируются автоматически): женщина, Спарта, жена, мужчина, брак, время, муж, общество, отношение, спартанское общество.

Источник https://studopedia.org/3-9956.html

Источник https://cyberleninka.ru/article/n/antichnyy-bazis-izucheniya-fenomena-semi

Источник https://moluch.ru/archive/260/60064/