МУЖСКОЕ И ЖЕНСКОЕ РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В РОССИИ: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

27 июля, 2022 0 Автор ewermind

 

Содержание

МУЖСКОЕ И ЖЕНСКОЕ РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В РОССИИ: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Кадыров З.А., Фаниев М.В., Прокопьев Я.В., Фаустова К.В., Конобеева И.А.

Проблема сохранения репродуктивного здоровья мужчин и женщин как будущих родителей требует пристального внимания и изучения, поскольку наряду с медицинской значимостью приобретает социальную важность в условиях негативной демографической ситуации в России. Для изменения сложившейся обстановки очень важно совершенствовать меры и принципы превентивной диагностики заболеваний и состояний, способных привести к бесплодию , а также углубить и расширить методы лечения при уже выявленной инфертильности. Актуальным решением может послужить создание центров репродуктивного здоровья , а также расширение штата узких специалистов.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Кадыров З.А., Фаниев М.В., Прокопьев Я.В., Фаустова К.В., Конобеева И.А.

Репродуктивные технологии в решении проблем бесплодия как социальные инновации в системе здравоохранения

Текст научной работы на тему «МУЖСКОЕ И ЖЕНСКОЕ РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В РОССИИ: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ»

МУЖСКОЕ И ЖЕНСКОЕ РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В РОССИИ: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ИХ

Кадыров З.А., Фаниев М.В., Прокопъев Я.В., Фаустова К.В.,

1ФПКМР МИ РУДН г. Москва

2Филиал ФГБОУ ДПО РМАНПО МЗ РФ г. Краснодар, Россия

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» МЗ РФ г. Краснодар, Россия

Аннотация: Проблема сохранения репродуктивного здоровья мужчин и женщин как будущих родителей требует пристального внимания и изучения, поскольку наряду с медицинской значимостью приобретает социальную важность в условиях негативной демографической ситуации в России.

Для изменения сложившейся обстановки очень важно совершенствовать меры и принципы превентивной диагностики заболеваний и состояний, способных привести к бесплодию, а также углубить и расширить методы лечения при уже выявленной инфертильности. Актуальным решением может послужить создание центров репродуктивного здоровья, а также расширение штата узких специалистов.

Ключевые слова: репродуктивное здоровье, центры мужского и женского здоровья, бесплодие, вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ), рождаемость, смертность, естественный прирост.

На современном этапе демографическая ситуация в Российской Федерации является следствием социально-экономических явлений и изменений, происходивших на рубеже XX — XXI вв, а именно, видна связь со вступлением в репродуктивный возраст населения, рожденного в конце 90-х годов ХХ столетия — начале 2000 годов, в период, когда рождаемость имела очень низкие значения.

Рождаемость и смертность — это два основных процесса, формирующих естественный прирост населения. Их динамика за

последние 25 лет определяет негативный демографический прогноз (График 1) [1].

Динамика показателей рождаемости и смертности на территории РФ в период с 1995 по

2020 гг. (на 1тыс. населения)

Так, по данным Федеральной службы государственной статистики [1], с 1995 по 2011гг показатель естественного прироста имеет отрицательные значения, что отражает естественную убыль населения. С 2006г наблюдается стойкая тенденция приближения показателя к положительным значениям, а в 2012г значение и вовсе приравнивается к нулю. В следующий период, с 2012 по 2015гг, показатели естественного прироста приобретают положительный характер, но не превышают 0,3 на 1тыс. населения. Этот минимальный рост не способствует выходу России из демографического кризиса. С 2016 по 2020гг возобновляется естественная убыль населения, продолжающаяся по сей день (График 2).

Динамика показателей естественного прироста на территории РФ в периоде с 1995 по 2020 гг. (на 1 тыс. населения)

В 2019г. негативные демографические тенденции сохранились: по данным Госкомстата рождаемость составила 10,1 детей на 1тыс населения, что на 24,1% ниже по сравнению с 2015г (13,3). За период с 2015 по 2019гг численность женщин фертильного возраста уменьшилась на 1 млн или на 28 % (с 35700000 до 34700000). Суммарный коэффициент рождаемости в

Динамика суммарного коэффициента рождаемости с

2019 2016 2013 2010 2007 2004 2001 1998 1995

0 0,2 0,4 0,6 0,8 1 1,2 1,4 1,6 1,8 2

■ Суммарный коэффициент рождаемости

стране за 2019 г. составил 1,579, что ниже на 10,67%, чем в 2015г, когда он был 1,780 [1]. Динамика данного показателя представлена на Графике 3.

Для улучшения ситуации и стабилизации показателей в 2007г Указом Президента РФ была утверждена Концепция демографической политики на период до 2025 года. С 2019г. в Российской Федерации реализуется Национальный проект «Демография», составной частью которого является федеральный проект «Финансовая поддержка семей при рождении детей».

Однако низкие уровни показателей, по-прежнему регистрируемые, несмотря на реализацию программ, ведут к развитию неутешительного прогноза в России. Так, Федеральная служба государственной статистики

Годы Естественны] а прирост населения I тыс. человек)

Низкий вариант прогноза Средний вариант прогноза Высокий вариант прогноза

2021 -554,1 -374.9 -156.1

2022 -662,9 -423,4 -148.7

2023 -724,6 -493,2 -192 8

2024 -776,6 -532,5 -221.3

2025 -823,5 -572,2 -230.4

2026 -859,9 -583,2 -232.3

2027 -883,5 -583,5 -223 5

202S -901,6 -570,4 -201.5

2029 -916,1 -552,5 -172.6

2030 -926,7 -535,3 -149.2

2031 -936,3 -516,8 -127,8

2032 -940,5 -493,7 -103,5

2033 -941,3 -466,7 -76,1

2034 -940,2 -435,6 -47.4

2035 -940,2 -398,5 -21,3

приводит 3 варианта будущей демографической ситуации в стране (Таблица 1), при каждом из которых значение естественного прироста остается отрицательным.

Наряду со смертностью, процессом, определяющим естественный прирост населения, является рождаемость. Ключевой фактор, способствующий ее увеличению, — репродуктивное здоровье1 населения. Поэтому одним из приоритетных направлений для улучшения сложившейся демографической обстановки является укрепление и поддержание репродуктивного здоровья. Низкий уровень последнего во многом обусловлен не только социально-экономическими факторами, но и медико-биологическими, включающими в себя широкий спектр причин.

Так, выявленные у взрослого населения субфертильность2 и

бесплодие могут быть как результатом внешних причин -безответственное сексуальное поведение и, как следствие, рост заболеваемости ИППП, раннее начало половой жизни — до наступления совершеннолетия (около 40% женщин), стресс, вредные привычки [2,3,4,5], так и следствием эндогенных процессов — врожденных пороков развития органов мочеполовой системы (более 24% случаев) и заболеваний детского возраста, на долю которых приходится около 60% случаев.

В настоящее время число девушек-подростков, имеющих хронические соматические заболевания, составляет 75-86%, количество девочек, имеющих пороки развития половой системы, увеличилось в 10 раз по сравнению с прошлым столетием, у 10-15% диагностированы гинекологические заболевания, способные отрицательно повлиять на их фертильность в будущем [6, 7, 8, 9].

По данным Центра детской и подростковой андрологии г. Москвы, риск репродуктивных нарушений наблюдается у 21% мальчиков, а у 14% -высокий риск бесплодия [10,11]. В общей сложности около 50% юношей страдают заболеваниями, способными нарушить репродуктивную функцию.

Вовремя не диагностированные и невылеченные заболевания детского и подросткового возраста могут быть основой манифестации субфертильности и бесплодия у мужчин и женщин репродуктивного возраста и, соответственно, выступают одной из категорий в структуре причин бесплодия наравне с широким спектром других состояний [5].

В соответствии с рекомендациями ВОЗ и требованиями Минздрава России, МКБ-10 является единственным нормативным документом

формулировки и учета диагнозов в системе здравоохранения на территории страны. В части бесплодия определены следующие коды заболеваний по МКБ-10:

N97. Женское бесплодие (включены: неспособность забеременеть, стерильность женская); (исключены: относительное бесплодие).

N97.0. Женское бесплодие, связанное с отсутствием овуляции.

№7.1.Женское бесплодие трубного происхождения (связанное

с врожденной аномалией маточных труб или трубной непроходимостью).

№7.2.Женское бесплодие маточного происхождения (связанное

с врожденной аномалией матки, дефектами имплантации яйцеклетки).

№7.3.Женское бесплодие цервикального происхождения.

№7.4.Женское бесплодие, связанное с мужскими факторами.

№7.8.Другие формы женского бесплодия.

N97.9 Женское бесплодие неуточненное.

N46 — Мужское бесплодие (азооспермия, олигозооспермия). [5,12,13,14]

Согласно исследованиям Научного центра акушерства и гинекологии Минздрава РФ, на сегодня бесплодны 7-8 млн женщин и 3-4 млн мужчин. Показатель заболеваемости бесплодием в стране на 100 тыс. женщин в возрасте от 18 до 49 лет в 2019 году вырос на % по сравнению с аналогичным показателем в 2018 году и составил 853,7 (2018 г. — 848,9). В России частота бесплодия в браке достигает 16% и тенденция к снижению пока не наблюдается, а по данным ВОЗ, уровень бесплодия в стране выше 15% выходит за рамки медико-биологического аспекта и становится социально-демографической проблемой.

Зачастую для преодоления последней и реализации репродуктивной функции методом выбора становится применение вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), в частности процедуры экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) [15, 24].

Но несмотря на то, что данная методика используется врачами-репродуктологами более 30-ти лет и способствовала появлению на свет свыше 5 миллионов детей по всему миру, на сегодняшний день её эффективность в России и мире составляет 25-40% [16], а частота повторных неудач имплантации (ПНИ) — 15-20% [17].

Таким образом, вопрос борьбы с бесплодием остается открытым и требует дополнительного внимания, ведь зачастую инфертильность -состояние, которого можно избежать на превентивном уровне.

Профилактическая направленность приоритетна: она нацелена на поддержание репродуктивного здоровья до возникновения необходимости в лечении и применении сложных высокотехнологичных методик. Но и на этапе лечения неполноценная и несвоевременная диагностика как следствие недостаточного количества узкопрофильных специалистов [18] и ЛПУ — центров мужского и женского здоровья — приводит к развитию новых и усугублению имеющихся заболеваний [19,20,21, 22]. Все это обуславливает возникновение субфертильности, бесплодия и необходимости применения вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ).

Исходя из представленных статистических данных относительно демографической ситуации в стране, стоит отметить, что существует необходимость в совершенствовании тактик лечения и профилактики субфертильности и бесплодия с целью сохранения репродуктивного потенциала нашей страны и выхода ее из кризиса рождаемости.

Один из рациональных путей решения этой проблемы — создание и развитие уже существующих специализированных учреждений — центров репродуктивного здоровья, как женского, так и мужского. В настоящий день функционирующие подобные учреждения предоставляют населению квалифицированную помощь специалистов и узкопрофильную диагностику, реализуют программы обследования здоровья мужчин и женщин, прегравидарную подготовку и ведение беременности. Таким образом, в центах мужского и женского здоровья есть возможность подготовиться к отцовству и материнству на разных этапах, начиная от профилактики репродуктивных нарушений и модификации влияния факторов риска.

Наравне с работой подобных учреждений, на территории РФ проходит реализация ряда проектов по поддержанию и укреплению репродуктивного здоровья населения. Так, в 2016-2017гг в Калужской и Воронежской областях была проведена пилотная программа «Мужское репродуктивное здоровье и активное социальное долголетие». Основная ее концепция — организация превентивных мер по защите здоровья мужской части населения [23].

Вместе с тем, несмотря на уже имеющиеся достижения в области охраны репродуктивного здоровья населения, многие вопросы относительно реализации подобных программ и работы центров мужского и женского здоровья все еще остаются открытыми и требуют дальнейшего развития.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии явного или потенциального конфликта интересов, связанного с публикацией статьи.

Непродуктивное здоровье — это состояние физического, умственного и социального благополучия по всем пунктам, относящимся к репродуктивной системе на всех стадиях жизни.

Субфертильность — сниженная плодовитость.

Инфертильность (бесплодие) — это болезнь мужской или женской репродуктивной системы, определяемая как неспособность добиться беременности после регулярных незащищенных половых актов на протяжении 12 или более месяцев.

(Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Международная классификация болезней, 11-й пересмотр (МКБ-11), Женева, ВОЗ, 2018 г)

1. Федеральная служба государственной статистики (Росстат)

2. Сухих Г.Т. Мужское бесплодие : новейшее руководство для урологов и гинекологов. Москва : Эксмо, 2009. 240 с.

3. Акушерство и гинекология: национальное руководство / Под ред. Э.К. Айламазяна, В.И. Кулакова, В.Е. Радзинского, Г.М. Савельевой. -М.: Гэотар, 2007.

4. Духин А.О. Репродуктивное здоровье женщин после хирургического лечения гинекологических заболеваний: Автореф. дис. . д.м.н. — М., 2005.

5. Каранашева А.Х., Радзинский В.Е., Духин А.О. Репродуктивное здоровье пациенток после односторонней аднексэктомии // Рос. вестн. акушера-гинеколога. — 2003. — № 2. — С. 45-48.

6. Кулаков В.И., Долженко И.С. Основные тенденции изменения репродуктивного здоровья девочек в современных условиях // Репродукт. здоровье детей и подростков. 2005. No 1. С. 22-26.

7. Donders GG, Bosmans E, Dekeersmaeckerb A, Vereecken A, Van Bulck B and Spitz B: Pathogenesis of abnormal vaginal bacterial flora. Am J Obstet Gyneco 182: 872-878, 2000;

8. Радзинский В.Е., Духин А.О. Репродуктивное здоровье женщин после хирургического лечения гинекологических заболеваний. -М.: Изд-во РУДН, 2004.

9. Younes JA, Lievens E, Hummelen R, van der Westen R, Reid G and Petrova MI: Women and their microbes: The unexpected friendship. Trends Microbiol 26: 16-32, 2018

10. Стенограмма заседания «круглого» стола Комитета Госдумы ФС РФ по охране здоровья «Проблемы право применения Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в сфере правового регулирования репродуктивной деятельности». М., 13.02.2014.

11. Онопко В.Ф., Чемезов А.П., Аргунов А.В. Влияние неспецифических воспалительных процессов урогенитального тракта у мужчин на их фертильность // Acta Biomedica Scientifica. 2013. № 5 (93). С. 69-71. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-nespetsificheskih-vospalitelnyh-protsessov-urogenitalnogo-trakta-u-muzhchin-na-ih-fertilnost.

12. Гончарова Н.Н., Мартышкина Е.Ю., Казначеева Т.В., Арсланян К.Н., Адамян Л.В., Курило Л.Ф., Сорокина Т.М., Черных В.Б. Медико-генетические аспекты бесплодия // Акушерство, гинекология и репродукция. 2012. № 2. С. 35-40. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mediko-geneticheskie-aspekty-besplodiya.

13. Кулаков В. И., Савельева Г. М., Манухин И. Б. Гинекология -национальное руководство. — М.: Гоэтар-медиа, 2009. — 1088 с.

14. Myandina G. I., Kulchenko N. G., Alhejoj H. Polymorphism G-105A SEPS1 gene and mens’ infertility. Medical News of North Caucasus. 2018;13(3):488-490. https://doi.org/10.14300/mnnc.2018.13085

15. Гончарова Н.Н., Мартышкина Е.Ю., Казначеева Т.В., Арсланян К.Н., Адамян Л.В., Курило Л.Ф., Сорокина Т.М., Черных В.Б. Медико-генетические аспекты бесплодия // Акушерство, гинекология и репродукция. 2012. № 2. С. 35-40. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mediko-geneticheskie-aspekty-besplodiya.

16. Лечение женского и мужского бесплодия. Вспомогательные репродуктивные технологии / ред.: В.И. Кулакова, Б.В. Леонова, Л.Н. Кузьмичева. Москва : МИА, 2005. 589 с.

Читать статью  Центры здоровья: обещания и реальность

17. Гамидов С.И., Овчинников Р.И., Попова А.Ю., Наумов Н.П., Гасанов Н.Г. Роль мужского фактора бесплодия в программе вспомогательных репродуктивных технологий (обзор литературы) // Андрология и генитальная хирургия. 2017. № 3. С. 28-36. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rol-muzhskogo-faktora-besplodiya-v-programme-vspomogatelnyh-reproduktivnyh-tehnologiy-obzor-literatury.

18. Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации (Минздрав России) от 20 декабря 2012 г. № 1183н г. Москва «Об утверждении номенклатуры должностей медицинских работников и фармацевтических работников» //URL: http: //www.rg.ru/2013/03/27/nomenklatura-dok.html

19. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Международная классификация болезней, 11-й пересмотр (МКБ-11), Женева, ВОЗ, 2018 г.

20. Weng SL, Chiu CM, Lin FM, Huang WC, Liang C, Yang T, Yang TL, Liu CY, Wu WY, Chang YA, et al: Bacterial communities in semen from men of infertile couples: Metagenomic sequencing reveals relationships of seminal microbiota to semen quality. PLoS One 9: e110152, 2014

21. Mascarenhas MN, Flaxman SR, Boerma T, et al. National, regional, and global trends in infertility prevalence since 1990: a systematic analysis of

277 health surveys. PLoS Med 2012;9(12):e1001356. doi: 10.1371/journal.pmed.1001356 [published Online First: 2012/12/29]

22. Boivin J, Bunting L, Collins JA, et al. International estimates of infertility prevalence and treatment-seeking: potential need and demand for infertility medical care. Human reproduction (Oxford, England) 2007;22(6):1506-12. doi: 10.1093/humrep/dem046 [published Online First: 2007/03/23]

23. НИИ урологии и интервенционной радиоогии им. Н.А. Лопаткина — филиал ФГБУ «НМИРЦ» МЗ РФ, ФГБУ «Государственный научно-исследовательский центр профилактической медицины» МЗ РФ -Мужское репродуктивное здоровье и активное социальное долголетие. Пилотная межрегиональная программа, 2016.

24. Кульченко Н.Г., Мяндина Г.И., Альхеджой Х., Тарасенко Е.В. Влияние полиморфизмов С677Т и А1298С гена MTHFR на репродуктивную функцию мужчин. Урология. 2020. № 2. С. 66-70. / Kulchenko N.G., Myandina G.I., Alhejoj H., Tarasenko E.V. The effect of polymorphisms C677T AND А1298С gene MTHFR on the reproductive function of men. Urologiya. 2020; 2: 66-70. DOI: 10.18565/urology.2020.2.66-70

Жизнь и смерть мужчин и женщин в России: гендерные нюансы

Всегда хочется справедливости и равенства. Хотя самой природой равенства не предполагается: все-таки по-разному устроены организмы мужчин и женщин. И дело не только в ширине плеч или бедер, наличия соблазнительной груди у женщины или гордо восстающего при виде нее мужского полового органа. Различия гораздо глубже.

MedAboutMe предлагает поговорить об этих различиях в неофициально отмечаемый в первую субботу ноября Всемирный день мужчин.

Кстати: отмечать этот день предложил первый и последний президент Советского Союза Михаил Горбачев. Его предложение было поддержано во многих странах, несмотря даже на тот факт, что в ноябре и так отмечается Международный мужской день — 19 ноября. Видимо, одного ноябрьского гендерного праздника мужчинам показалось недостаточно.​

Болезни и здоровье мужчин и женщин России

Болезни и здоровье мужчин и женщин России

Стоит начать с того приятного факта, что средняя ожидаемая продолжительность жизни (СПЖ) россиян, по данным Росстата, неуклонно растет, и это — факт. В 2019 году этот показатель впервые в истории России превысил отметку в 72 года. Но, как и за другими статистическими показателями, за этими цифрами скрываются другие, и они не столь хороши.

В России самый большой разрыв между СПЖ мужчин и женщин. Дамы в среднем живут на 10 лет больше: 78,5 лет против 68,5 для мужчин. Это не означает, конечно, что все мужчины умирают, едва выйдя на пенсию. В формировании показателя большую роль играет высокий уровень смертности мужчин в юном и молодом возрасте. Не зря же существует поговорка о том, что любой «взрослый мужчина — это случайно выживший мальчик». Уровень пренебрежения своим здоровьем и безопасностью среди российских мужчин невероятно высок. Девочки все-таки более осторожны, поэтому зрелого и преклонного возраста достигают чаще.

Российские мужчины в большей степени подвержены опасным пристрастиям: они втрое чаще женщин страдают алкогольной зависимостью. Из каждых 10 наркозависимых россиян только 2 женщины, остальные — мужчины. Из 20 курящих — только 5 женщин.

При этом мужчины реже обращаются к врачу, предпочитая не задумываться о своем здоровье до последнего, тогда как среди женщин такое легкомыслие по отношению к своему организму встречается не так часто. По результатам опроса, проведенного ВЦИОМ, более трех лет не появлялись в поликлинике 18% женщин и более 30% мужчин.

По мнению кардиолога Ярослава Ашихмина, низкая продолжительность жизни россиян мужского пола во многом обусловлена именно наплевательским отношением к собственному организму. Слова врача о том, что существует риск инсульта и следует обратить серьезное внимание на состояние своего здоровья, у многих мужчин вызывает лишь улыбку.​

Но, помимо разницы в поведении, существуют и другие различия. Мужчины и женщины действительно болеют по-разному и умирают от разных причин.

Болезни сердца и сосудов, онкология и другие проблемы

Во всем мире наблюдается тенденция к росту смертности от онкологических заболеваний. Но это не означает, что рак идет в наступление. В росте показателей играют свою роль несколько факторов:

  • Развитие медицины, что позволяет успешнее диагностировать опухолевые процессы.
  • Увеличение средней продолжительности жизни. Раньше люди просто не доживали до возраста появления онкологических заболеваний: чаще всего рак диагностируется у больных в возрасте 70-79 лет.

Чем выше продолжительность жизни, тем чаще встречаются онкологические заболевания. Это болезнь пожилых. До своего рака может дожить каждый, так задумано природой. В организме ежедневно появляются тысячи клеток, готовых стать раковыми. Пока иммунная система работает нормально, она их подавляет и уничтожает. С возрастом ее возможности слабеют, начинаются сбои, и «онкологически настроенные» клетки начинают делать свое дело.

Если бы человек не растрачивал ежедневно ресурсы иммунной системы на борьбу с токсинами и болезнями, он мог бы жить до 115-120 лет. Сегодня же ситуация иная: люди умирают намного раньше, причем 92% смертей связаны именно с болезнями. ​

Значительная часть преждевременных смертей связана с атеросклерозом. Это нарушения мозгового кровообращения, включая инсульт, инфаркт миокарда и т. д.

В Российской Федерации женщины чаще умирают от инсульта, мужчины — от рака, хотя среди женщин онкологические заболевания также встречаются часто. Но если у мужчин наиболее распространены рак легких, простаты, кожи и колоректальный, то женщины чаще страдают от рака молочной железы и шейки матки, и только потом — от колоректального рака и рака кожи. 75% рака полости рта, глотки и пищевода регистрируется у мужчин, тогда как новообразования в желчном пузыре и протоках чаще встречаются у женщин: в 65% случаев. У мужчин чаще развивается рак мочевого пузыря, женщины чаще болеют раком кожи.

Что касается инсульта, то до наступления менопаузы женский организм мало подвержен сердечно-сосудистым заболеваниям. Высокий уровень эстрогена служит естественной защитой от болезней сердца и сосудов. Но когда уровень эстрогена снижается, приходят и проблемы с сосудами, которые часто приводят к печальному итогу.

Эстроген влияет на синтез гиалуроновой кислоты, от которой зависит состояние хрящевой ткани. Уменьшение уровня эстрогена в конечном итоге приводит к уплощению и уменьшению высоты межпозвонковых дисков. Это вызывает сужение просвета шейных артерий, которые через них проходят. Уменьшается приток крови к головному мозгу — иногда до 40%, и повышается риск развития инсульта с самым печальным исходом.​

Надо сказать, что симптомы сердечно-сосудистых заболеваний у мужчин и женщин разные. например, у сильного пола инфаркт миокарда может проявляться выраженной сжимающей болью в области груди, в обильном холодном поту. Женский инфаркт может вызвать боль в желудке или спине, одышку, головокружение и приступы слабости. В возрасте гормональной перестройки эти симптомы женщина может принять за проявления климакса и не придать им большого значения. Что смертельно опасно, так как в случае развития инфаркта срочная медицинская помощь жизненно необходима.

Вирусы и бактерии предпочитают мужчин

Вирусы и бактерии предпочитают мужчин

Последние исследования выявили: мужчины более подвержены вирусным инфекциям и переносят заболевания тяжелее, чем женщины. Например, при инфицировании вирусом папилломы человека представители сильного пола в пять раз чаще сталкиваются с последствиями в виде злокачественных новообразований. А от туберкулеза умирают в полтора раза чаще.

Женская иммунная система крепче, но дело не только в этом. Ученые из лондонского Королевского колледжа Холлоуэй выдвинули предположение, что причина скрыта в естественном отборе. Задача вирусов — оставить как можно большее количество своих копий, а для этого необходимо, чтобы была «база», большое количество живых, жизнеспособных организмов- носителей. Поэтому вирусам «биологически невыгодно» поражать организмы женщин, ведь в таком случае можно уничтожить собственную базу для существования.

Конечно, никакой такой стратегии выживания вирусы не «планируют», в силу отсутствия у них интеллекта. Да и вообще отсутствия всего, кроме способности создавать свои копии. Просто эволюционное преимущество имеют те штаммы вирусов, которые не уничтожают популяцию своих носителей до последней особи.

В ходе исследования была выявлена еще одна интересная закономерность: в регионах, где женщины чаще рожают и дольше кормят детей грудью, вирусы, передающиеся с молоком матери, менее «заразны».

Лекарства тоже действуют по-разному

Причины этого кроются в различиях в строении тела мужчин и женщин. Например, в мужских почках содержится больше нефронов, и фильтрация мочи происходит эффективнее. Поэтому, в частности, при пересадке почки имеет значение, чью почку получит реципиент: лучше, чтобы орган был взят у донора того же пола.

Различия в количестве жировой ткани и содержании воды в организме также влияют на то, какой будет реакция на вводимые препараты.

При этом клинические испытания лекарств проводятся, как правило, на добровольцах-мужчинах. Иногда это приводит к неприятным последствиям. Например, испытания на мужчинах не дают информации о том, как будет действовать препарат на организм женщины и ее способность вынашивать и рожать здоровых детей.

Стоит в этой связи вспомнить историю с одним снотворным препаратом, потрясшую западное общество в 60-годы. Оказалось, что лекарство обладает выраженным тератогенным эффектом, и у принимавших его женщин стали рождаться дети с тяжелыми пороками.​

Хотя с тех пор прошло более 50 лет, студентов-медиков по-прежнему не во всяком вузе учат тому, насколько по-разному реагируют организмы мужчин и женщин и на болезни, и на лекарства. Гендерная медицина начинает развиваться только сейчас, в последние годы.

И счастье тоже разное

И счастье тоже разное

Анализ опросов граждан разного пола показал, что и счастье понимается совершенно по-разному мужской и женской частями общества. Женщины в целом думают о счастье чаще, мечтают о нем и путях его достижения. Мужчины о счастье почти не думают.

Если рассматривать то, что считают главными составляющими счастья представители обоих полов, то наиболее важными факторами для женщин является любовь и семья, умение ценить то, что есть. А для мужчин на первых местах — социальный успех, причем часто выраженный в чем-то вполне материальном. Затем — везение, удача, ощущение победы, достижение поставленных целей. О важности семьи многие вообще не вспоминают, хотя формулировка «быть кому-то нужным» в ответах присутствует часто.

Но есть одно общее для женщин и для мужчин: и те, и другие на первое место ставят здоровье, как важнейшую составляющую счастья.

Остается только гадать, почему при таком понимании важности здоровья многие все равно пренебрегают возможностью регулярно проходить диспансеризацию и появляются в медицинских учреждениях только тогда, когда организм уже потрепан недугами.

А Вы уже прошли в этом году всеобщую диспансеризацию?

этот тест и узнайте, во сколько баллов – по десятибалльной шкале – можно оценить состояние вашего здоровья.

МУЖСКИЕ И ЖЕНСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ ОТНОШЕНИЯ К ЗДОРОВЬЮ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

– доктор психологических наук, кандидат философских наук, профессор Уральской государственной медицинской академии, сертифицированный специалист в области Гештальт-психологии.

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы соотношения биологического и социального пола – гендера, даются основные гендерные стереотипы современной России, раскрываются особенности отношения к здоровью мужчин и женщин в зависимости от гендерных стереотипов.

Ключевые слова: гендер, половая дифференциация, феминность, маскулинность, отношение к здоровью.

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

Стали расхожими фразами разговоры о проблемах со здоровьем в России. Так, наша страна отстает по показателю ожидаемой продолжительности жизни не только от развитых, но и от развивающихся стран [4], а в динамике наиболее уязвимо население трудоспособного возраста. По данным известных экономистов Г.И. Тихоновой, Т.Ю. Горчаковой и Е.А. Касьянчик, «… максимальное число лет, которое можно прожить в интервале трудоспособного возраста при отсутствии смертности, составляет 45 лет для мужчин и 40 лет для женщин. В 2005 г. интегральная продолжительность жизни мужчины в России составляла 37,8 лет, женщины – 38 лет» [17, С. 118-119]. Вызывает опасения факт, что, если во всем мире количество смертей от болезней системы кровообращения уменьшается, то в России эти потери «… в 2005 г. возросли в 1,4 раза. Увеличились потери человеко-лет от болезней органов пищеварения в 2,2 раза, болезней органов дыхания в 1,9 раза, инфекционных и паразитарных болезней в 1,4 раза, от травм и отравлений в 3,5 раза» [17, С. 118]. По данным ВОЗ, в 2005 г. Россия потеряла 11,1 млрд. американских долларов национального дохода вследствие смертности населения от болезней системы кровообращения и диабета. Предполагается, что к 2015 г. размер потерь вырастет до 66,4 млрд. долларов. Для сравнения, в Великобритании эти значения составляли 1,6 млрд. и 6,4 млрд. американских долларов [5].

Ситуация по поводу здоровья детей также неблагополучна. Так, главный специалист педиатр Минздравсоцразвития России А.А. Баранов указывает, что по данным официальной статистической отчетности (ф. № 31 «Результаты профилактических медицинских осмотров») перед поступлением в дошкольное образовательное учреждение частота сколиоза, нарушений осанки, зрения, дефектов речи составляет, соответственно, 2,0; 21,6; 23,9; 82,4 на 1 000 осмотренных детей. По результатам осмотров за год до поступления в школу нарушения осанки и сколиозы выявляются в 3 и более раз чаще, а распространенность дефектов речи и нарушений зрения увеличивается на 70 % и 80 % соответственно. Поэтому здоровыми можно считать только 5 % детей в возрасте 5-6 лет [1, С. 6-7].

Возникает вопрос о факторах, влияющих на индивидуальное здоровье населения России. Понятно, что это полифакторное явление, куда входят экономические, политические, идеологические (религиозные, моральные и пр.), психологические причины. Однако глубинные причины низких показателей здоровья связаны, скорее всего, с образом жизни россиян. Известно, что такой показатель, как «ценность здоровья» в России традиционно низок и представляется абстрактным понятием. Так, по результатам социологических опросов населения, на проблемы со здоровьем большая часть россиян не обращает внимания [12, С. 99]. Приведем статистические результаты И.Б.Назаровой на вопрос: «Чего вам больше всего не хватает в жизни?»:

Как видно из таблицы, большинство россиян озабочены проблемой денег, тогда как о здоровье беспокоятся лишь 13 % мужчин и 20 % женщин, что не соответствует всем официальным статистическим показателям.

В стране укоренились нормы, по которым ответственность за здоровье несут государство и система здравоохранения, которые, в свою очередь, с удовольствием берут на себя патерналистские обязанности. С другой стороны, социальные науки предлагают достаточно расплывчатое понимание здорового образа жизни, включая в него правильное питание, физическую активность, соблюдение режима, отсутствие вредных (курение, злоупотребление алкоголем и пр.) привычек.

Читать статью  Акушерство и гинекология

Однако, здоровый образ жизни – это, прежде всего, социальная и психологическая активность, проявляющаяся в реальном поведении. Рассмотрим, какие психологические факторы влияют на жизнедеятельность россиян и как это отражается на их здоровье. Какие проблемы здоровья женщин и мужчин воспринимаются обществом как нечто типичное? Играют ли они положительную роль или наоборот, наносят вред здоровью?

Когда говорят о женском здоровье, то в основном женские проблемы связываются с репродуктивной системой. Охрана материнства и детства является приоритетом здравоохранительной политики, существуют специальные медицинские учреждения – женские консультации, роддома. Однако такой подход на практике приводит к тому что другие проблемы здоровья женщин, в том числе и фертильного возраста, не получают должного внимания. Уход за больными членами семьи тоже считается женской «прерогативой». Поэтому считается, что женские стили поведения – сохранные, а мужские – более рискованные.

Понимание того, что значит быть настоящим мужчиной, существующее в обществе, приводит к тому, что обращение за медицинской помощью мужчиной может рассматриваться как признание собственной слабости. Мужское здоровье прямо связывается со смертностью мужчин в трудоспособных возрастах и рассматривается как следствие вредных привычек (курения, злоупотребления алкоголем, малоподвижного образа жизни и пр.), т.е. нездорового образа жизни.

Сейчас российское здравоохранение более обеспокоено состоянием здоровья мужчин в связи с их высокой смертностью в трудоспособных возрастах, нежели женщин (кроме акушерско-гинекологической службы).

Практически весь ХХ век различия в здоровье мужчин и женщин объясняли в основном биологическими факторами. Однако пол как биологически обусловленная переменная, имеет в основном хромосомные и репродуктивные признаки. Возникает проблема описания поведения мужчин и женщин по отношению к своему здоровью в контексте конкретных социальных и культурных особенностей жизни. Конец прошлого века отличается глубоким интересом медиков, социологов, психологов, психофизиологов и других исследователей к социальным и ситуационным факторам, влияющим на здоровье человека.

Начало ХХI века знаменуется рекомендациями ВОЗ применять в изучении здоровья народонаселения гендерный подход. Гендер определяется как «специфическая структура социальных отношений и набор практик, которые переносят репродуктивные различия между мужским и женским телами на социальные процессы» [18, С. 10]. Другими словами, если понятие «пол» определяет репродуктивные функции человека, то понятие «гендер» позволяет анализировать социальные закономерности поведения мужчин и женщин, в том числе и по отношению к своему здоровью. В последних исследованиях как зарубежной [18, 20, 23], так и отечественной психологии [2, 3, 7, 11, 13, 14] указывается, что гендерная дифференциация не тождественна половой дихотомии, поскольку она связана с конструированием полов в течение жизни, и именно гендер, а не биологический пол, формирует отношение к своему здоровью.

Если пренебречь социально-психологическими факторами поло-ролевого поведения человека, то, как подчеркивает отечественный психолог И.С. Кон, «традиционно мужские свойства и образцы поведения невольно принимаются и выдаются за универсальные, что мешает пониманию специфических проблем женской половины человечества» [10, С. 53].

Например, современные исследователи гендерного поведения указывают на неадекватные представления о том, что женщины менее уязвимы для повреждающих здоровье факторов. Известно, что у женщин всех возрастов в настоящее время заболеваемость ниже, чем у мужчин. Но, по данным Е.П. Ильина, в возрасте 30-39 лет заболеваемость примерно одинакова. Так, у женщин заболевания щитовидной железы в 6 — 7 раз, волчанка – в 4 раза, ревматизм – в 3 раза, аппендицит – встречаются примерно в 2 раза чаще, чем у мужчин [8, С. 49]. По данным Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, «…несмотря на то, что продолжительность предстоящей жизни у мужчин (популяционное здоровье) сегодня на 12-13 лет меньше, чем у женщин, индикаторы индивидуального здоровья во всех возрастных группах у женщин ниже – не только по самооценкам, но и по показателям распространенности хронических болезней, тяжести и множественности патологий» [7, С. 19-21].

В рамках гендерного подхода реализуется так называемый «гендерный контракт», когда полу предписываются определенные стереотипы поведения и построения взаимоотношений. Понятие «стереотип» в психологическую практику было введено У. Липпманом еще в 1922 г. и подразумевало стандартизированный, устойчивый, эмоционально насыщенный, целостно-определенный образ, представление о социальном объекте, способное легко меняться [22]. Стереотипы основываются на общении с конкретной личностью и переносятся на группу людей, в том числе и по гендерному признаку. Гендерный стереотип – это «оформленные» социумом физические, анатомические и психологические различия людей. Понятия мужского и женского поведения, маскулинных и феминных моделей поведения есть, таким образом, гендерные стереотипы, т. к. в них воплощаются социальные ожидания конкретного общества относительно характеристик «настоящего мужчины» или «настоящей женщины». Например, пышные формы тела считались признаком хорошего здоровья и настоящей женственности у русских крестьянок, но вряд ли это можно сказать о сегодняшнем дне.

Здесь возможна как диспропорция в сторону преимущества одного пола над другим, так и выравнивание, по крайней мере, на уровне декларирования равных прав и возможностей. На протяжении истории человечества гендерный контракт хотя и предписывался равно как мужчине, так и женщине, однако характеризовался и продолжает характеризоваться гендерной асимметрией в сторону дискриминации социальных прав женского пола. Объясняли это в первую очередь дихотомизмом полов, который задан уже самим половым диморфизмом. Современная биология хотя и подтверждает наличие значительных различий между полами, но считается необоснованным абсолютизирование влияния этих различий на эффективность жизнедеятельности личности в социальных сферах.

Очевидно, что гендерные роли мужчины и женщины по отношению к здоровью, различны. Содержание гендерных характеристик и реального поведения структурируется в соответствии с конкретными социально-культурными условиями. В книге «Психология здоровья» приведены два основных направления, предложенные Р. Хаар-Мастином и Д. Марасеком, одно из которых преувеличивает, другое – преуменьшает различия между мужчиной и женщиной [13, С. 231].

Первое направление было названо альфа-предубеждениями, суть которых в том, что реальные и качественные различия между мужчинами и женщинами преувеличиваются. Примером таких предубеждений могут служить высказывания об «особом» женском мышлении, о природной основе мужского сексуального поведения и пр. Такие предубеждения формируются на основе патриархального стереотипа, который включает следующие положения:

  1. Главное для женщины – семья, материнство, забота о других. Именно эти направления должны быть для нее важнейшими. Женская любовь – это растворение в любимом человеке, жертвенность, отказ от своего мира.
  2. Повышение престижа роли домохозяйки. Для женщины вполне достойно самореализовываться дома, среди своей семьи. Следовательно, социальная политика должна быть направлена на освобождение женщины от необходимости работать в общественной сфере.
  3. Устойчивость и надежность семьи зависит от наличия в ней опоры и главы в лице мужчины. Главное для него – работа, дело. Жена – его «тыл», который обеспечивает мужу условия для реализации его ролей.

Второе направление, бета-предубеждения, предполагает, что принципиальных отличий между мужчиной и женщиной нет. Преуменьшение этих различий приводит многих исследователей к выводу, что женщины имеют равный с мужчинами доступ к системе материальных и других ресурсов. Это направление представлено другой картиной мира, названной феминистской и базируется на отрицании неравноправия позиций мужчин и женщин, не предполагая жесткого закрепления ролей по полу. Самореализация женщины в рамках феминистской картины мира не ограничивается лишь внутри – и около – семейным полем. Гендерные стереотипы здесь выглядят следующим образом:

  1. Современное общество не должно сохранять жесткое разделение и закрепление ролей по полу. Нет «мужских» и «женских» сфер. Природа и личность женщины, так же как и мужчины позволяет ей эффективно справляться с различными социальными ролями. Мужчины не должны доминировать в обществе. Во всех сферах общественной жизни должно быть равное представительство каждого пола, или, по крайней мере, не должно быть дискриминации по полу.
  2. Постулат, что семья, материнство, забота о других – главное в жизни женщины, отрицается. Потребности женщины могут и должны лежать во всех сферах социальной и общественной жизни. Доминирование семьи возможно лишь как акт ее осознанного выбора, а не в рамках предписанного обществом стереотипа. Жена не подчиняет свои интересы интересам мужа, свободное время использует сообразно собственным планам. Жертвенность отрицается.
  3. Отвержение роли домашней хозяйки, которая представляется как незавидная и не престижная. Социальная политика должна строиться на приоритетах освобождения женщины от рутинных семейных функций.
  4. Отрицается безусловная важность роли мужчины, как главы семьи. Не суть, чей доход является основным для семьи. Надежный «тыл» обеспечивается обоими партнерами и каждый из них самореализуется в профессиональной сфере.

Таким образом, в рамках феминистской картины мира женщина может реализовываться вне семьи, а, следовательно, допустимо поведение, когда в жертву самореализации приносятся отношения с близкими, снижение уровня ответственности за свои внутрисемейные роли. Кроме того, здесь наблюдается отказ от двойной морали. Оценивать поведение и поступки следует, не исходя из половой принадлежности их совершившего, а исходя из сути поступков. Например, курение вредно как для мужчин, так и для женщин, и в этом смысле, осуждению подлежат и те, и другие в равной степени.

К сожалению, в большинстве индустриальных стран, и в первую очередь в России, существует противоречие между реальным положением женщины (активность, возможность карьерного роста, изменение типа семьи, материальная независимость и пр.) и существующим патриархальным гендерным стереотипом. Как указано выше, в данном стереотипе функция мужчины заключается в добывании, функция женщины – в сохранении домашнего очага. Домашняя работа воспринимается социумом как «частная жизнь», менее значимая для общества, нежели мужская – профессиональная деятельность. По существу такое разделение приводит к выделению так называемого мира общественного и мира домашнего. Отсюда, один из наиболее устойчивых гендерных стереотипов – отношение к женщине как домохозяйке, основная задача которой сидеть дома и ухаживать за другими членами семьи, в то время как мужчина должен активно участвовать на рынке труда и выступать в роли кормильца. С другой стороны, современная семья требует от женщины принятия решений, что также приводит к дифференциации мужчин и женщин по отношению к своему здоровью. Так, по данным Каббинса и Зафларски «…когда в семье доминирует жена, страдает ее собственное здоровье, тогда как здоровье мужа, наоборот, улучшается» [19, С. 1654]. Эти стереотипы преломляются и в здравоохранении. Например, профессия медсестры – почти исключительно женская (в классификаторе профессий отсутствует «медицинский брат»), как продолжение функции женщины в семье. Это в свою очередь приводит к тому, что она менее ценится в здравоохранении и хуже оплачивается, но при этом к ней предъявляются повышенные требования относительно ее личностных качеств, таких как способность к сопереживанию, умение понять и позаботиться и пр.

Понятно, что гендерные стереотипы женщин сложнее и противоречивее, нежели мужские. Рассмотрим основные женские стереотипы россиянок. «Русская женщина вынуждена «раздваиваться», «растраиваться», выворачиваться наизнанку, поскольку она «и жнец, и швец и на дуде игрец» и должна успеть везде и все. Главное – это ежедневная демонстрация своей выносливости и способности безупречно выполнять возложенные на нее обязанности. Мужчинам для обретения чувства собственного достоинства нет необходимости играть более одной роли, поскольку жизнь российского общества убеждает его в том, что он – существо высшего порядка, а, следовательно, может не слишком напрягаться», – пишет Г. Брандт [2, С. 47]. Поэтому типично женский образ включает ряд черт, связанных с одной стороны, с социальными и коммуникативными умениями, с теплотой и эмоциональной поддержкой. Другой стороной женственности выступают качества, расценивающиеся как отрицательные. Среди таких черт у женщин чаще называют формализм, пассивность, излишнюю эмоциональность и т.п. Как указывает американский этнограф Н. Рис, изучавшая гендерные стереотипы современной России, «…реальным следствием сочетания архаических, но живучих гендерных стереотипов и коммунистической пропаганды оказалось то, что в общественном сознании сложилось два противоположных образа женщины: с одной стороны – Мать-земля, кормилица, полностью отдавшая себя заботам о муже и детях, с другой – современная женщина. Помимо этих двух взаимоисключающих и труднодостижимых идеалов есть еще один, который по мере сил стремятся воплотить женщины, стремящиеся иметь «настоящий успех». Это образ уверенной в себе, обворожительной красавицы» [14, С. 45].

Таким образом, самочувствие современной женщины серьезно зависит от того, насколько она соответствует тому образу «нормальной», «правильной» женщины, который бытует в ее референтных группах. В современной России эта потребность соответствовать обострена особенно, поскольку, как указывает Г. Брандт, «страсть советского государства к стиранию всяческих граней коснулась достаточно основательно и сферы пола. В течение многих десятилетий в советской пропаганде тиражировался образ женщины маскулинного типа, «соратницы по борьбе», ни в чем не уступающей, а зачастую и перегоняющей мужчину во всех традиционно мужских сферах деятельности [2, С. 10].

Доминирующий гендерный контракт на постсоветском пространстве, особенно в европейской части – это работающая женщина в сочетании с ролью жены, матери, хозяйки дома. При этом за пределами дома ей следует быть труженицей, но не следует строить карьерных планов профессионального роста и самореализации в социальной сфере. Особенно это заметно во властных и политических сферах, где монополией на политическое пространство России обладают мужчины. Причем, отмечается тенденция снижения доли женщин в высших эшелонах власти. Женщины в российском парламенте составляют менее 8 %, это один из самых низких показателей среди развитых стран, тогда как 1980-1985 гг. в Верховном Совете РСФСР женщины составляли 35 % депутатов.

Поэтому современные исследователи фиксируют ситуацию фундаментального «нарушения полового стереотипа» в нашей культуре: гиперактивность, даже агрессивность женщин и пассивность, аморфность мужчин. Социологические исследования выявили разрыв в сознании россиянки между желаемым и действительным. Так, М. Кокарева и М. Котовская опрашивали москвичек в возрасте от 16 до 25 лет и установили, что «… 60 % девушек, независимо от социального статуса и образовательного уровня, проявили следующие особенности личности: независимость, активность, завышенную самооценку, честолюбие, развитое чувство соперничества, стремление к доминированию, самоутверждение за счет других, прагматичность в чувствах. Поставленные во время тестирования в ситуацию ролевого выбора поведения, более 60 % девушек, считающих себя женственными, показали, что они действуют по мужской модели. Более того, в ситуациях, смоделированных психологами, когда эти девушки вынуждены были проявлять женскую сущность, у них возникало чувство тревоги, неуверенности, нервозность, которые быстро исчезали при обретении привычной для них доминантности поведения» [9, С. 326].

В отношении своего здоровья можно выделить 3 группы женских стереотипов. Первая группа, условно названная «патриархальной», представляет в основном домохозяек, у которых существует множество проблем. Большинство из них не может удовлетворить свои социальные потребности. К тому же большинство социологов согласны, что женщина, не зарабатывающая деньги, пользуется в доме меньшей властью. Женщины этой группы чаще демонстрируют следующие модели поведения в болезни:

– чаще и быстрее реагируют на болезненное состояние и обращаются за советом к специалисту;

– преувеличивают количество и серьезность своих проблем;

– должны жертвовать карьерой ради семьи (оставаться дома в случае необходимости ухода за близкими);

– чаще склонны пропускать работу в случае своей болезни или болезни близких.

Во вторую группу вошли модели поведения, ориентированные на феминистский стереотип. Женщины, пытающиеся сделать карьеру, вынуждены демонстрировать маскулинную модель поведения. Достаточно часто они сталкиваются с таким явлением как «стеклянный потолок» Эта метафора выражает тот факт, что в некоторых организациях существует как бы невидимый потолок, выше которого женщины не могут продвинуться. Общепринятые стереотипы, предполагающие, что мужчины гораздо лучшие лидеры, чем женщины, отчасти ответственны за существование «стеклянного потолка». Еще одной проблемой работающих женщин является то, что они трудятся дома намного больше, чем их работающие мужья, что приводит к разрыву во времени отдыха. Поэтому женщины этой группы:

– имеют меньше времени для посещения врача в силу двойной занятости;

– более уверены в своих способностях самолечения.

Третья группа женщин, рассматривающая свое здоровье с позиции эталонов красоты, «готова на все», ради достижения стандарта, который можно назвать «стандартом глянцевого журнала». Отсюда широкая коммерциализация предложений эстетической медицины, различных центров по снижению веса и пр.

Реакция женщин на гендерно-ролевую нагрузку приводит к тому, что частота нервно-психических расстройств у женщин выше, чем у мужчин [8, С. 50]. Среди женщин распространенность нервно-психических пограничных расстройств в 2 — 2,5 раза выше. Эта закономерность особенно выражена в возрасте 30-50 лет и проявляется во всех социально-профессиональных группах населения. У женщин в развитых странах чаще отмечают невротические, депрессивные и инволюционные расстройства, у мужчин – психопатические расстройства и алкогольные психозы.

Рассмотрим типичный мужской стереотип, сформировавшийся у большинства россиян. Структура ролевых норм мужчины складывается из трех факторов. Первый связан с ожиданиями, что мужчины завоевывают статус и уважение других (норма статуса). Второй фактор, норма твёрдости, отражает ожидание от мужчины умственной, эмоциональной и физической твёрдости. Третий фактор – это ожидание того, что мужчина должен избегать стереотипно женских занятий и видов деятельности (норма антиженственности).

Норма успешности (статус) – гендерный стереотип, утверждающий, что социальная ценность мужчины определяется величиной его заработка и успешностью на работе. С этой нормой связан целый ряд ограничений для мужчины. Во-первых, большинство мужчин не способно на 100 % ей соответствовать, из-за чего имеют заниженную самооценку. Носитель традиционной мужественности никогда не знает меры и не может наслаждаться тем, что имеет. Он должен постоянно наращивать объём и время работы, и такой стиль жизни часто приводит к появлению обусловленных стрессом физиологических и психологических симптомов. Мужчины склонны выбирать работу и карьеру в зависимости от того, как хорошо это оплачивается. Финансовое давление особенно обременяет тех мужчин, чьи жёны сидят дома и не работают. Точка зрения, что главная обязанность мужчины в семье – исправно приносить большую зарплату, отрицательно влияет на исполнение им родительских функций, так как, чтобы соответствовать этим ожиданиям, мужчина должен посвящать всё своё время работе. Например, в Японии, где понятие о мужестве включает в себя полную самоотдачу на работе, отцы проводят со своими детьми в среднем 3 минуты по будням, и 19 минут по выходным.

Компенсация чувства несостоятельности в профессиональной и экономической сферах называется компенсаторной мужественностью. Когда мужчина не соответствует одному из аспектов мужской гендерной роли, он демонстрирует преувеличенную мужественность в другой области, тем самым, компенсируя своею несостоятельность. Одной из таких областей является твёрдость (жёсткость). Норма твердости существует у мужчин в нескольких формах: физической умственной и эмоциональной.

Норма физической твердости – это ожидание социума от мужчины физической силы и мужественности. Ту популярность, которой пользуется в наши дни бодибилдинг, смело можно считать реакцией на эту норму. Самооценка мужчин, которые не являются физически сильными, хотя чувствуют, что окружающие ожидают от них именно этого, может серьезно снизиться. Временами норма физической твердости может довести мужчину до насилия, особенно в том случае, когда социальная ситуация предполагает, что не проявить агрессию будет не по-мужски, или когда мужчина чувствует, что его мужественность под угрозой или под вопросом. Исследовательские данные о том, что мужчины-драчуны очень часто имеют заниженную самооценку и низкий социо-экономический статус, лишний раз подтверждают догадки относительно того, что причина насилия над женщинами – это компенсаторная мужественность.

Норма умственной твердости содержит ожидание того, что мужчина будет выглядеть компетентным и знающим. Человек, пытающийся соответствовать этой модели сверхкомпетентности, начинает тревожиться, как только понимает, что чего-то не знает. Наибольшая проблема состоит в том, что в межличностных отношениях мужчина, старающийся соответствовать этой норме, часто унижает других тем, что отказывается признать перед ними свою неправоту или допустить, что кто-то знает больше чем он.

Норма эмоциональной твердости подразумевает, что мужчина должен быть эмоционально твердым: испытывать мало чувств и быть в состоянии разрешить свои эмоциональные трудности без помощи со стороны. То, что делает мужчину мужчиной, обедняет его отношения с детьми и другими людьми. Мужчины получают меньшую эмоциональную поддержку со стороны и имеют меньше подлинно близких отношений. Отношения между мужчинами характеризуются большей конфликтностью и соревновательностью, меньшим самораскрытием и обсуждением чувств, чем отношения между женщинами. Мужская установка на соревнование не дает мужчинам возможности принимать во внимание мнение окружающих.

Норма антиженственности побуждает мужчин избегать стереотипно считающихся женскими занятий, деятельности и моделей поведения. Некоторые мужчины считают, что выражение чувств и самораскрытие принадлежит исключительно женщинам, и что они будут выглядеть недостаточно мужественными, если будут эмоционально экспрессивны. Существует предположение, что страх женственности (фемифобия) происходит из страха гомосексуальности и обусловлен социальным контекстом, который обычно приписывает гомосексуальность мужчинам с чертами женственности. Норма антиженственности предписывает избегать так называемых «женских» видов деятельности, поведенческих тактик и стратегий, которые маркируются как женские. Конструирование нормы происходит посредством выделения женского во второсортное, малозначительное и не престижное, исходя из осей оппозиции: мужское / женское; норма / отклонение; сила / слабость; доминирование / подчинение. Негативным последствием ситуаций, когда мужчине сложно поддерживать стандарт мужской роли или когда обстоятельства требуют от него проявления женских моделей поведения, которых просто нет в его репертуаре или они запрещены мужской ролью, выступает мужской гендерно-ролевой стресс (МГРС). Мужчинам с высоким показателем МГРС очень сложно проявлять нежные чувства, то есть у них более низкий уровень вербальной и невербальной экспрессивности, чем у мужчин с низким показателем МГРС.

Таким образом, мужчины постоянно сталкиваются с трудностями, которые определены самим содержанием гендерной роли. Несмотря на то, что в основе большей части научных исследований и идей лежит как норма мужское, однако наука редко обращается к специфическим переживаниям мужчин. Мужчины находятся под постоянным нормативным и информационным давлением, которое предписывает им воспроизводить только маскулинные характеристики. Общество поощряет за гендерно – соответствующее поведение и осуждает за отход от него. Поэтому широко распространен единственный гендерный мужской стереотип. Корни этого стереотипа лежат в русских народных сказках, в которых функционируют богатыри с «железным» здоровьем, данным от природы. Как описывает маскулинный тип И.С. Кон, это «… всегда энергия, инициатива, независимость и самоуправление» [10, С. 135].

В качестве основного маскулинного стереотипа поведения в России выступает образ мужика. «Мужик – значимая маркировка русскости. В противоположность слабому интеллигенту, мужик отличается повышенной сексуальностью, любовью к спиртному, физической силой, грубостью, причем все это ему дано от природы», – указывает И.С. Кон [10, С. 175]. Предписание «сильного пола» вступает в противоречие с низкой продолжительностью жизни мужчин России. Общемировая проблема заключается в том, что мужчины реже общаются с врачом, число мужчин, которые были у врача два или более года тому назад, вдвое превышает число женщин (данные американского агентства по здравоохранению). Одна из причин смертности – мужчины часто пропускают время для своевременной диагностики. Это касается практически всех заболеваний и категорий мужчин, но особенно бедных слоев населения, в которых глубже укоренен традиционный стереотип маскулинности. Традиционно этот стереотип ориентирует мужчину на самостоятельное преодоление стрессовых ситуаций и трудностей, одновременно тормозит осознание и вербализацию (проговаривание) своих слабостей. Таким образом, маскулинный стереотип предписывает переоценивать свое здоровье, стесняться в признании своей слабости, отсутствие умения просить о помощи. Как писал В. Ерофеев: «Мужчина состоит из свободы, чести, гипертрофированного эгоизма и чувств. У русских первое отняли, второе потерялось, третье отмерло, четвертое – кисель с пузырями» [6, С. 48]. Но в целом мужчины демонстрируют гораздо большую согласованность в отношении типично мужских качеств, чем женщины – женских.

И.Б. Назарова [11] выделяет следующие мужские стереотипы по отношению к здоровью:

– должны выполнять роль кормильца и делать карьеру, поэтому здоровьем заниматься некогда;

– легче впадают в депрессию, если остаются без работы (крайний случай – самоубийство);

– больше боятся потерять работу и заработок, поэтому чаще выходят на работу во время болезни;

– обращаются к специалисту с более серьезными проблемами со здоровьем, чем женщины.

Несоответствие собственного поведения нормам маскулинности требовало психологической компенсации. Е. Ильин [8, С. 177-179] выдвигает несколько вариантов таких компенсаций:

  1. Идентификация с традиционным образом сильного и агрессивного мужика, утверждающего себя пьянством, драками, жестокостью, социальным и сексуальным насилием.
  2. Покорность и покладистость в общественной жизни компенсируется тиранией дома, в семье.
  3. Социальная пассивность и связанная с нею выученная беспомощность компенсируется бегством от личной ответственности в беззаботный мир вечного мальчишества (социальный инфантилизм). Такие мужчины отказываются от личной независимости, от ответственности, передоверяя социальную ответственность начальству, а личную – жене.

Ломка традиционного гендерного порядка неизбежно порождает многочисленные социально-психологические проблемы и трудности, причем мужчины и женщины испытывают давление в противоположных направлениях. Женщины, вовлекаемые в общественное производство и политику, вынуждены развивать в себе необходимые для конкурентной борьбы «мужские» качества: настойчивость, энергию, силу воли, тогда как мужчины, утратив бесспорное господство – вырабатывать исконно женские качества: способность к компромиссу, эмпатию, умение ставить себя на место другого.

Данные противоречия приводят в том числе и к гендерной ассиметрии поведения мужчин и женщин в болезни. По мнению специалистов, мужчины кажутся более деятельными (agentic) и более компетентными, чем женщины, а женщины – более коммуникабельными [20]. Данные И.С. Кона говорят о том, что чем пластичнее ведет себя человек в болезни, т.е. чем активнее применяет нестандартные гендерные стереотипы поведения, тем позитивнее динамика. Так, в семнадцатилетнем когортном исследовании 704 мужчин и 847 женщин, страдавших сердечно-сосудистой недостаточностью в Глазго (Шотландия) с 1988 по 2005 г.г. умерли 88 мужчин и 41 женщина из этой группы. Исследовав психологические особенности этих пациентов, в том числе и гендерные особенности, и статистически взвесив такие факторы, как курение, пьянство, общий вес тела, артериальное давление, семейный доход и психологическое благополучие, оказалось, что риск смерти от коронарной недостаточности уменьшается у мужчин с более высокими показателями феминности. Другими словами, мужчины с более стереотипно-маскулинным образом рискуют умереть от инфаркта чаще, чем сравнительно «мягкие» мужчины [10, С. 291].

По данным С. Крайслера и Н. Крайслер [21, С. 54], которые изучали психологические особенности мужчин и женщин с выраженной направленностью на здоровье, также у мужчин этой группы были выявлены более высокие по сравнению с другими мужчинами показатели привязанности, жизнерадостности, удовлетворенности, а также враждебности и завистливости. Женщины из этой группы отличались эмоциональной реактивностью, склонностью к позитивным фантазиям, низкими показателями депрессивных проявлений, тревожности, страхов. Они реже сообщали о соматических жалобах и симптомах.

Очень любопытные данные о гендерно-ролевой стратификации в оказании того, что авторы называют «социальной поддержкой» («social support»), содержатся в работе Р. Майера и Р. Мюррея [24]. Они установили на основании прямого опроса, что мужчины предпочитают получить эту «социальную поддержку» (т.е. одобрение, согласие, поощрение их мнений и поступков) именно от женщин, а не от мужчин. Принятие поддержки от мужчины в общем противоречит жестким маскулинным стереотипам поведения. Однако выпивка в мужской компании облегчает оказание этой поддержки друг другу, снимая ограничения перед этим проявлением традиционно женского поведения. Иначе говоря, жесткая вера в традиционные стереотипы связана с недостатком выражения поддержки. Мужчины предпочитают получать эмоциональную поддержку у женщин, а выпивка в компании – важный фактор взаимной поддержки между мужчинами.

Помимо всего прочего, данные этого исследования открывают, на наш взгляд, новые аспекты в психологическом анализе детерминант пьянства и алкоголизма. Что же касается непосредственно интересующих нас здесь гендерных различий, то данные другого исследования свидетельствуют о том, что у девушек мотивация выпить больше прямо связана с непосредственными эффектами опьянения, чем у юношей. В частности, девушкам важно именно состояние опьянения само по себе. Эти гендерные различия, по предположению авторов, связаны с различными нормами и ролевыми ожиданиями в отношении выпивки.

Таким образом, вслед за И.Б. Назаровой [11] можно выделить гендерные стереотипы по их направленности и прогнозу. К ним относятся:

позитивные стереотипы, характеризующиеся заботой о здоровье и здоровье близких людей, больше характерные для женщин;

негативные стереотипы, к которым относят:

  1. Отсутствие заботы о здоровье и обращение за медицинской помощью в крайних случаях, что характерно для людей с высокой занятостью, прежде всего для мужчин, но и для женщин, делающих карьеру, являющихся главой домохозяйств, с большой иждивенческой нагрузкой; у женщин отсутствие времени на заботу о собственном здоровье часто связано с двойной занятостью;
  2. Отказ от необходимой медицинской помощи, свойственный женщинам, имеющим детей и мужчинам, боящимся получить негативную оценку на работе; в – третьих, наличие вредных привычек (курение, употребление алкоголя, неправильное питание и др.), свойственное больше мужчинам;
  3. Преувеличение количества и серьезности заболеваний, характеризующее как мужчин, так и женщин, имеющих тревожный характер; подверженность депрессивным состояниям, развивающимся чаще у мужчин, теряющих работу;

сочетанные (позитивно-негативные стереотипы), суть которых в том, что человек обращается за медицинской помощью при необходимости, но не признает важность здоровья как самоценность.

Литература

Ссылка для цитирования

Рогачева Т.В. Мужские и женские стереотипы отношения к здоровью в современной России. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 4. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 «Библиографическая ссылка» (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

Источник https://cyberleninka.ru/article/n/muzhskoe-i-zhenskoe-reproduktivnoe-zdorovie-v-usloviyah-sovremennoy-demograficheskoy-situatsii-v-rossii-osnovnye-problemy-i

Источник https://medaboutme.ru/articles/zhizn_i_smert_muzhchin_i_zhenshchin_v_rossii_gendernye_nyuansy/

Источник http://www.medpsy.ru/mprj/archiv_global/2010_4_5/nomer/nomer14.php