Международное семейное право и его основные проблемы

24 июня, 2022 0 Автор ewermind

 

Международное семейное право

Правовое регулирование семейно-брачных отношений нормами международного частного права

Свобода передвижений лиц разных национальностей (домициля) дало существенный толчок для развития норм МЧП в области брачно-семейных отношений. До середины XIX в. выбор права, подлежащего применению, основывался на единственном критерии – месте совершения брачной церемонии. Иными словами, брачно-семейные отношения регулировались правом страны, в которой брак был заключен. Однако практика показала, что данное правило не просто недостаточно, но вполне может противоречить принципам справедливости при правоприменении судами.

Пример

Показательным в историческом смысле стало известное для целей МЧП дело Brook v Brook (1850 г.), которое объяснило разделение правил о формальностях при заключении брака и правил, регулирующих условия заключения брака, что стало особенно актуальным с правовой точки зрения после принятия рядом стран законов о моногамных браках. Брак был заключен в Дании

между подданным Великобритании и сестрой его умершей жены, также имевшей домициль в Великобритании. Данный брак был полностью легален в соответствии с правом Дании и недействителен с момента заключения в соответствии с правом Великобритании. Несмотря на то что брак был действителен на территории места церемонии, Палата Лордов не была готова к тому, чтобы позволить избежать англичанину запреты, установленные английским правом, правом его домициля.

Унификация семейного права не ограничивается созданием коллизионных норм и направлена на создание общего международного правового режима защиты прав и законных интересов детей, родителей, супругов, родственников и иных субъектов международного семейного права.

Число унифицированных и коллизионных международных норм в области брачно-семейных отношений растет, поскольку регулирование многих отношений, непосредственно относящихся к брачно-семейным или связанным с ними, осуществляется конвенциями, традиционно рассматриваемыми в курсе международного публичного права. К примеру, в 1980– 1990 гг. был принят ряд социально значимых конвенций по защите детей: Конвенция о гражданских аспектах международного похищения детей (Гаага, 25 октября 1980 г.), Конвенция о правах ребенка (20 ноября 1989 г.), Конвенция о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления (Гаага, 29 мая 1993 г.). К примеру, ст. 8 Конвенции о правах ребенка гласит, что государства-участники обязуются уважать право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи, как предусматривается законом, не допуская противозаконного вмешательства. Если ребенок незаконно лишается части или всех элементов своей индивидуальности, государства-участники обеспечивают ему необходимую помощь и защиту для скорейшего восстановления его индивидуальности.

Расширение международных контактов приводит к тому, что область брачно-семейных отношений во всех государствах все более входит в объект регулирования МЧП. Это объясняется тем, что брачно-семейные отношения имеют не только гражданско-правовую, но и административно-правовую природу. В доктрине МЧП объектом МЧП могут быть только гражданско-правовые отношения международного характера, т.е. с иностранным элементом, поэтому семейно-брачные отношения, выходящие за рамки гражданско-правовых, уже будут регулироваться не МЧП, а нормами семейного, административного, жилищного, гражданского процессуального права.

Концептуально в МЧП понятие «брак» соответствует особой форме сделки. Заключение брачного союза приводит к изменению гражданско-правового статуса лиц, вступающих в брак, как по отношению друг к другу, так и в отношении к другим третьим лицам. С моментом заключения брака право связывает возникновение следующих существенных правовых последствий: появление общей совместной собственности, совокупный налогооблагаемый доход семьи, жилищные правоотношения по совместному проживанию членов семьи, распространение ответственности перед кредиторами на супруга, с разрешения которого совершались сделки, участие одного супруга в процессе по банкротству другого, наследственные права.

МЧП и международное гражданское право различных государств наделяет брак специфическим правовым содержанием, при этом делает это на всех стадиях его развития, именно правовое регулирование начинается с определения условий и порядка заключения и расторжения брака.

МЧП регулирует преимущественно брачно-семейные отношения, которые имеют материальную унифицированную или коллизионную гражданско-правовую природу. Дифференциации правовых институтов, не имеющих международную публично-правовую и международную частноправовую природу, в семейном праве не существует.

При выделении отношений частноправового (гражданско- правового) характера стороны руководствуются следующими критериями: наличие имущественного или личного неимущественного характера, диспозитивность, равенство сторон. В случае когда отношения различных институтов семейного права удовлетворяют названным критериям, можно вести речь об объекте регулирования МЧП. Кроме того, помимо наличия гражданско-правовой природы необходимо, чтобы отношения были осложнены иностранным элементом, что позволяет характеризовать их как международные.

К брачно-семейным отношениям в МЧП относят вопросы заключения и расторжения брака, признания брака недействительным, определения режима имущества между супругами, регулирования алиментных обязательств, усыновления и связанные с ними другие вопросы (например, взаимоотношения в приемной семье) при условии, что указанные отношения имеют международный характер. При этом надо помнить, что международный характер проявляется не только тогда, когда иностранцы заключают брак на территории РФ. Международными могут быть и отношения, когда их участниками являются только российские граждане. Это происходит в ситуации, когда отношения складываются за пределами Российской Федерации.

Рождение российского ребенка на территории иностранного государства и возникающие в связи с этим вопросы по защите его имущественных прав (в частности, права на получение алиментов) означают включение этих отношений в объект регулирования МЧП. Для того чтобы можно было говорить о международном характере, достаточно, чтобы любой элемент в правоотношении (субъект, объект или юридический факт) имел иностранную характеристику.

Преобладание в каждом государстве правовых норм, имеющих свои давние исторические и религиозные корни, наличие обычаев, традиций, правил вежливости, нравственных, моральных и бытовых норм имеет социальные регуляторы, которые отражают специфику каждого государства.

Коллизии в правовом регулировании различных брачно- семейных отношений проявляются не только в правовых системах государств, где господствуют разные религии, но и в государствах с одинаковым вероисповеданием и правовыми системами одной «семьи» (например, в странах романо-германского права). Различия проявляются практически во всех институтах семейного права, при этом сам набор институтов во многом совпадает. Так, в законодательстве большинства государств предусмотрены нормы, определяющие материальные условия для лиц, вступающих в брак, однако содержание этих условий в законодательстве каждого государства имеет свои особенности. К примеру, в российском законодательстве условиями для заключения брака являются взаимное добровольное согласие мужчины и женщины и достижение ими брачного возраста, который устанавливается по общему правилу с 18 лет.

В других государствах может быть установлен более низкий или, напротив, более высокий возрастной ценз, при этом определяемый индивидуально для женщин и мужчин.

В законодательстве некоторых государств, преимущественно мусульманских, вообще можно встретить непривычные для менталитета российского человека условия: истечение определенного срока после смерти супруга для регистрации нового брака (так называемый «обет верности»), учет разницы в возрасте между женихом и невестой, возможность регистрации брака при условии материальной обеспеченности жениха и др. Что касается российского законодательства, то помимо перечисленных условий в СК РФ имеется специальная статья, закрепляющая обстоятельства, препятствующие заключению брака. В их числе отсутствует необходимость получения согласия родителей, что является необходимым условием для регистрации брака во Франции в случае, если желающие вступить в брак не достигли возраста 21 года.

Соблюдение материальных условий обеспечивает в будущем действительность брака, и каждое государство внимательно следит за выполнением его гражданами установленных правовых норм. Отсутствие единообразия в содержании понятия материальных условий порождает в последующем «хромающие браки» – браки, признаваемые в одном государстве и не признаваемые в другом. Получается, что при регистрации брака между гражданкой Франции и гражданином России гражданка Франции, нс достигшая 21 года, должна получить согласие родителей (как того требует французское законодательство), а для гражданина Российской Федерации в СК РФ такое требование не предусмотрено.

Универсальная унификация стремится быть эффективным регулятором брачно-семейных отношений международного характера. Это прежде всего унификация коллизионного права. Между государствами – членами СНГ унификация коллизионных норм семейного права была осуществлена в результате принятия Минской конвенции 1993 г., где имеется специальная часть «Семейные дела». В ней сформулированы нормы, закрепляющие принципы выбора права при регулировании следующих отношений: материальных условий заключения брака; расторжения брака; признания брака недействительным; отношений между супругами, между родителями и детьми; установления или оспаривания отцовства (материнства); установления или отмены усыновления, опеки и попечительства. Особое внимание в Конвенции уделяется определению компетенции судебных учреждений государств-участников, рассматривающих споры в области брачно-семейных отношений.

По делам о правоотношениях между родителями и детьми компетентен суд государства, законодательство которого подлежит применению; по делам о расторжении брака компетентны учреждения государства, гражданами которого являются супруги в момент подачи заявления, если супруги имеют разное гражданство, то компетентны учреждения государства, на территории которого проживают супруги (если один из супругов проживает на территории одного государства, а второй проживает на территории другого, компетентными будут учреждения обоих государств).

Анализ международных публично-правовых семейных конвенций показывает, что в них наряду с международными стандартами, относящимися к публично-правовым предписаниям, содержатся нормы, регулирующие гражданские правоотношения. Например, в Конвенции о правах ребенка 1989 г. имеются нормы, относящиеся к личным неимущественным отношениям: положения, закрепляющие право ребенка на имя с момента его рождения, неимущественное право знать своих родителей, нормы, посвященные иностранному усыновлению.

Коллизионно-правовое регулирование брачно-семейных отношений международного характера в Российской Федерации приобрело качественно новое содержание с принятием СК РФ. Взамен ранее действовавших односторонних коллизионных привязок, предусматривавших применение исключительно советского законодательства, в ныне действующем СК РФ содержатся двусторонние коллизионные нормы, закрепляющие такие формулы прикрепления, как закон гражданства и закон места жительства супругов, известные законодательству большинства государств.

При заключении брака как на территории РФ, так и за ее пределами, возможны два варианта «присутствия» иностранного элемента. В России брак может быть заключен: 1) между гражданами иностранных государств – так называемый иностранный брак и 2) между лицами, одно из которых имеет российское гражданство, а другое – гражданство иностранного государства, так называемый смешанный брак. Аналогичная ситуация возможна при регистрации брака и на территории иностранного государства: 1) брак может быть заключен между только российскими гражданами; 2) брак может быть заключен между лицами, имеющими российское и иностранное гражданство.

Во всех случаях важно определение применимой правовой системы, регулирующей порядок, форму и материальные условия заключения брака. Порядок и форма заключения брака относятся к публично-правовым отношениям и решаются каждым государством путем принятия соответствующих законов или правовых норм, регламентирующих данные отношения независимо от того, кто – отечественные граждане или иностранцы – являются субъектами этих правоотношений. Вместе с тем разд. VII СК РФ включает норму, рассматриваемую учеными как односторонняя коллизионная норма, согласно которой форма и порядок заключения брака на территории РФ определяются законодательством РФ.

Важное значение при регулировании заключения брака приобретает выбор права, определяющего материальные условия. При заключении брака на территории РФ действует следующая коллизионная норма: условия заключения брака определяются для каждого из лиц, вступающих в брак, законодательством государства, гражданином которого является лицо (ст. 156 СК РФ). Данная норма впервые в российском семейном праве допускает применение иностранного права при определении материальных условий. Для обоих лиц, вступающих в брак, имеет также значение соблюдение требований российского законодательства о препятствиях к заключению брака: согласно ст. 14 СК РФ не допускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно уже состоит в другом браке, близкими родственниками, усыновителями и усыновленными, лицами, из которых кто-либо признан недееспособным вследствие психического расстройства.

Читать статью  Статья 16 СК РФ. Основания для прекращения брака (действующая редакция)

В СК РФ предусмотрена ситуация, когда лицо, вступающее в брак, имеет два гражданства. В случае, когда одно из гражданств российское, к условиям заключения брака будет применяться российское законодательство. Если же лицо является гражданином двух иностранных государств, то условия заключения брака будут определяться законодательством одного из государств гражданства по выбору самого лица. Что касается лиц без гражданства, то условия заключения брака на территории РФ устанавливаются законодательством государства, в котором эти лица имеют постоянное место жительства.

Российские граждане вправе регистрировать брак не только в Российской Федерации, но и на территории иностранных государств, поэтому браки подразделяются на консульские и общегражданские браки. Консульскими называют браки, заключаемые в дипломатических и консульских учреждениях, а общегражданскими – браки, регистрируемые в компетентных государственных органах иностранного государства.

Российские граждане могут заключать в иностранном государстве и консульские, и общегражданские браки. Аналогичное право предоставляется и иностранцам, регистрирующим браки на территории РФ. Немного иначе обстоит дело с регистрацией смешанных браков в консульских учреждениях. Как правило, такая возможность обусловлена соответствующим международным договором. Что касается формы соглашения о выборе права при заключении брачного контракта на территории РФ, то этот вопрос решается на основе общих коллизионных норм ГК РФ о форме сделки, т.е. применяется право места совершения сделки.

Для признания брака, заключенного на территории иностранного государства, действительным требуется соблюдение определенных условий. В случае если речь идет о заключении брака между российскими гражданами или между лицами, одним из которых является российский гражданин, необходимо: 1) соблюдение российского законодательства применительно к материальным условиям вступления в брак (ст. 14 СК РФ) и 2) соблюдение законодательства государства, на территории которого заключается брак. Для признания браков, заключенных между иностранцами, достаточно только соблюдения законодательства государства, на территории которого они заключены.

В отличие от заключения брака коллизионное регулирование расторжения брака претерпело значительно меньше изменений. В ст. 160 СК РФ сформулирована норма о том, что расторжение брака между гражданами Российской Федерации и иностранными гражданами на территории РФ производится в соответствии с законодательством РФ. В том случае, если по российскому законодательству брак может быть расторгнут в органах загса (например, при взаимном согласии супругов, не имеющих несовершеннолетних детей), то на территории иностранного государства это можно сделать в соответствующем дипломатическом представительстве или консульском учреждении РФ.

Расторжение брака за пределами России между гражданами Российской Федерации, гражданами Российской Федерации и иностранными гражданами или лицами без гражданства будет признаваться действительным при соблюдении законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака, и подлежащем применению праве. Следует отметить, что коллизионные привязки, опосредующие выбор права, в законодательстве иностранных государств по-разному определяют подлежащий применению правопорядок. Расторжение брака может подчиняться либо законодательству страны гражданства, либо законодательству места жительства супругов или одного из них.

Признание в России иностранных решений о расторжении брака означает, что иностранные решения обладают такой же юридической силой, как и аналогичные решения, вынесенные компетентными органами РФ. Наличие иностранного решения о расторжении брака, которое вступило в законную силу, является достаточным основанием для того, чтобы считать супругов разведенными, и не требует дублирования со стороны соответствующих российских органов. Лицо, имеющее решение иностранного суда о расторжении брака, может зарегистрировать новый брак в России.

В российском законодательстве не содержится норм, регламентирующих процедуру признания иностранного решения. Если заинтересованное лицо возражает против признания, вопрос решается в судебном заседании на основании поданного заявления (ст. 413 ГПК РФ) и в соответствии с гл. 45 ГПК РФ «Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)». Кроме того, отдельные положения о признании судебных решений о расторжении брака, а также о выборе права при расторжении брака содержатся в договорах о правовой помощи. Так, в соответствии со ст. 52 Минской конвенции 1993 г. решение о расторжении брака признается при соблюдении следующих условий: 1) учреждения юстиции запрашиваемого государства ранее не принимали решения; 2) дело согласно нормам Конвенции, а также законодательству государства, на территории которого решение должно быть признано, не относится к исключительной компетенции учреждений юстиции этого государства.

В соответствии с п. 1 ст. 161 СК РФ личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются следующим образом: законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства либо при отсутствии совместного места жительства – законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства. Для супругов, не имевших совместного места жительства, – законодательством РФ при условии, что дело рассматривается в российском суде.

Основным принципом регулирования отношений между супругами является территориальный принцип. То есть при регулировании отношений между супругами-иностранцами будет применяться российское законодательство, если они проживают на территории РФ. В европейских странах (Австрия, Венгрия, Польша) применяется закон гражданства супругов, и лишь при отсутствии общего гражданства действует закон совместного места жительства. Коллизионные вопросы личных неимущественных и имущественных отношений между супругами получили закрепление в договорах о правовой помощи.

В СК РФ есть специальная коллизионная норма, закрепляющая правило выбора права при регулировании алиментных обязательств совершеннолетних детей в пользу родителей, а также алиментных обязательств других членов семьи. Согласно ст. 164 СК РФ алиментные обязательства указанных лиц определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства. При отсутствии такового эти отношения регулируются законом гражданства лица, претендующего на получение алиментов.

Сфера семейно-брачных отношений, решаемых посредством выбора права, довольно широка и включает размер алиментов, уменьшение или увеличение взыскиваемых сумм, определение лиц, обязанных уплачивать алименты, основания получения алиментов. Что касается порядка исполнения решений о взыскании алиментов, то эти отношения регулируются уже публично-правовыми нормами, которые могут содержаться либо в национальном процессуальном законодательстве государства, либо в соответствующих международных договорах (ими, как правило, являются договоры о правовой помощи).

Семейно-брачные отношения с иностранным элементом предполагают использование автономии воли двумя ситуациями: заключением брачного договора и составлением соглашения об уплате алиментов. Только при рассмотрении данных вопросов стороны могут воспользоваться автономией воли и избрать право, подлежащее применению, для определения их прав и обязанностей. Кроме того, выбор права при указанных обстоятельствах обусловлен дополнительно следующими требованиями: супруги не должны иметь общего гражданства или совместного места жительства. В других случаях действуют установленные законодателем коллизионные привязки.

Коллизионное регулирование алиментных обязательств может быть предусмотрено и в международных договорах. При этом необходимо учитывать, что национальное и международное коллизионное регулирование может не совпадать. В частности, в рассматриваемой в качестве универсального примера, подходящего для иллюстрации любых институтов семейного права, Минской конвенции 1993 г. закрепляется коллизионная норма, отличающаяся от российской коллизионной нормы: алиментные обязательства согласно международной норме определяются законодательством государства, на территории которого проживает лицо, претендующее на получение алиментов. Как известно, выбор в случае противоречия между международной и национальной коллизионными нормами осуществляется в пользу первой в силу приоритетного применения международных норм.

Международное семейное право и его основные проблемы

Семейные отношения и брак являют собой отношения имущественного и неимущественного характера между людьми, основанием которых служат родственные связи.

В пункте 8 Преамбулы Рим I говорится, что семейные отношения должны охватывать брак, родственные связи по боковым линиям, свойство и родственные связи по происхождению. При этом, если возникающие отношения имеют последствия аналогичные семейным отношениям и браку, то они рассматриваются в соответствии с правом того государства, в котором рассматривается дело.

Многие государства сегодня отделяют семейное право от гражданского и выделяют его в самостоятельную правовую отрасль (страны Латинской Америки, Восточной Европы, Алжир, Россия). В странах же континентальной Европы, главными источниками, регулирующими семейные и брачные отношения, являются особые разделы гражданских кодексов (Швейцария, Италия, Германия), а в некоторых странах – специальные законы о семье и браке.

Так в 1998 году во Франции был принят Семейный кодекс, а в Великобритании на сегодняшний день действуют законы, которые регулируют отдельные вопросы семейных и брачных отношений.

Для правового регулирования семейных и брачных взаимоотношений публично-правовая составляющая играет большую роль. Семейное право в МЧП определяется как комплекс публичных и частных норм. Традиционно, международное семейное право является частью системы отраслей национального права, относящихся к частному праву, однако проявление государственного регулирования в данном вопросе более многогранно, чем в отраслях гражданского права. Это объясняется тем, что государство старается обеспечить соответствующие условия для развития новых поколений, пытается подвергнуть контролю вопросы воспроизводства населения и проводит конкретную демографическую политику.

В большинстве нормативных актов различных государств не существует законодательного определения брака. Однако существует понятие, которое дает такое определение для большинства правовых систем.

Брак – это оформленный юридически добровольный союз мужчины и женщины, резюмирующий совместное жительство, направленный на создание семьи и ведение общего хозяйства.

Однако, следует понимать, что данное определение соответствует праву не всех государств. Доктрина определяет брак как брак-партнерство, брак-статус или брак-договор. Самая популярная точка зрения представляет брачные отношения как гражданско-правовую сделку, которая порождает имущественные и личные обязанности и права супругов.

Составной частью международных гражданских правоотношений является семейные и брачные отношения, которые связаны с иностранным правопорядком. Некоторые страны выделяют в своем законодательстве «смешанные» и «иностранные» браки. Семейно-брачные отношения во многом зависят от этнических, бытовых отношений, религии и национальных традиций.

Семейное право разных стран

В различных странах семейное право существенно отличается, поэтому его практически невозможно унифицировать.

В США брачный и семейный статус, а также его особенности регулируются правовой системой штата.

В немецком материальном праве понятие брак означает союз между женщиной и мужчиной, заключенный официально с соблюдением необходимых формальностей, для создания семьи и совместного проживания. Немецкое коллизионное право также рассматривает как брак сожительство, которое носит временный характер и официально не оформлено.

Для немецких законов, иностранное право (статут последствий брака или статут места совершения брака) может включать в понятие «брака» временное сожительство, которое с точки зрения немецкого материального права браком не является.

В Кодексе МЧП Бельгии прописана глава IV «Отношения сожительства». Данный термин подразумевает ситуацию сожительства, которая не создает равной браку связи и не требует регистрации в органах государственной власти. В Бельгии может совершаться регистрация отношения сожительства в том случае, если стороны имеют совместное обычное проживание в Бельгии во время регистрации. Право государства, на территории которого была совершена регистрация в первый раз, регулирует отношение сожительства. Это же право определяет условия и причины прекращения отношений, последствия отношений для имущества сторон и условия установления отношений. В законодательстве Нидерландов и Македонии установлено похожее регулирование.

На основании закона существа отношения решается вопрос о том, какую форму совместной жизни признавать как брак.

Основные правовые и коллизионные проблемы семьи и брака

Среди основных, называют следующие проблемы:

  1. главенство (личный закон) мужа;
  2. потребность в разрешении (опекунов или родителей, дипломатическое разрешение) для вступления в брак;
  3. запрет на брак с иностранцем;
  4. религиозные или расовые ограничения;
  5. условия и форма заключения брака;
  6. «хромающие» браки;
  7. ответственность за отказ от вступления в обещанный брак;
  8. однополые браки;
  9. моногамия и полигамия;
  10. заключение брака через представителя и по доверенности.

Судебная практика и доктрина в некоторых государствах при рассмотрении спорных тем в сфере семейных отношений, возникающих в соответствии с иностранным правопорядком, использует метод расщепления статутов. Благодаря этому методу возможно максимально детально регулировать вопросы семейных и брачных отношений. Посредством последовательности коллизионных норм возможно регулирование практически всех аспектов брачно-семейных отношений.

В вопросах брачных и семейных отношений в области иностранного правопорядка, зачастую необходимо разбирать предварительный коллизионный вопрос, проблемы «хромающих» браков, применения оговорки о публичном порядке, интерперсональных коллизий, а также проблемы коллизионных привязок и адаптации коллизионных норм.

Читать статью  Каким бывает уважение в отношениях?

Примером разрешения интерперсональных коллизий может служить статья 19 Гражданского Кодекса Испании, в которой говорится, что право вдовства, которое регулируется в арагонском Своде, принадлежит супругам, подчиненным брачному имущественному режиму данного Свода, даже после изменения их гражданской и правовой области.

Коллизионные привязки

Для установления применимого права в семейных отношениях существуют следующие привязки:

  1. закон места заключения брачного договора;
  2. закон нахождения семейной общей собственности;
  3. личный закон ребенка;
  4. закон последнего совместного места жительства;
  5. закон страны совместного проживания супругов;
  6. закон суда;
  7. закон компетентности учреждения;
  8. личный закон усыновителя;
  9. закон страны постоянного проживания ребенка;
  10. личный закон супругов;
  11. закон места заключения брака.

Максимально единообразно эти привязки должны применяться для регулирования семейно-брачных отношений. Как правило, в качестве вспомогательного средства, выступает судебный закон, в том случае, если привязка к иностранному праву не позволила достичь правовых последствий, рассчитанных на установления для более слабого объекта (стороны) принципа наибольшего благоприятствования.

Процесс унификации семейно-брачных отношений в сфере иностранного правопорядка начался в ХХ веке в 1902 году с принятия Гаагской конвенции об урегулировании юрисдикции и коллизий законов в области судебного разлучения супругов и расторжения браков. После этого было принято более 50 различных конвенций, хотя не все их них вступили в законную силу. На сегодняшний день самыми важными региональными и универсальными международными соглашениями в сфере семейного права считаются следующие:

  • Страсбургская конвенция об усыновлении детей (2008);
  • Гаагская конвенция о международном порядке взыскания на детей алиментов и других форм содержания семьи (2007);
  • Страсбургская конвенция об осуществлении прав детей (1996);
  • Гаагская конвенция о сотрудничестве, принудительном исполнеии, признании и юрисдикции в отношении мер по защите детей и ответственности родителей (1996);
  • Гаагская конвенция о сотрудничестве в отношении иностранного усыновления и о защите детей (1993);
  • Люксембургская конвенция об исполнении и признании решений относительно опеки над детьми и восстановления опеки над детьми (1980);
  • Гаагская конвенция о гражданских аспектах международного похищения детей (1980);
  • Гаагская конвенция о признании и заключении действительности браков (1978);
  • Гаагская конвенция о признании решений о раздельном жительстве супругов и разводов (1970);
  • Страсбургская конвенция об усыновлении детей (1967);
  • Нью-Йоркская конвенция ООН о регистрации браков, брачном возрасте и согласии на вступление в брак (1962);
  • Нью-Йоркская конвенция ООН о взыскании алиментов за границей (1956).

Существование комплекса данных соглашений, которые регулируют семейные и брачные отношения, спровоцировало появление термина «международное семейное право».

Семейное право в РФ

В СК РФ была совершена кодификация норм права, относящегося к семейно-брачным отношениям с участием апатридов и иностранцев. В Семейном Кодексе РФ отсутствует специальной нормы о правовом статусе лиц без гражданства и иностранных граждан в России в семейных и брачных отношениях. Их правовое положение регулируется Конституцией РФ.

В разд. VII СК РФ «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных лиц и лиц без гражданства» рассмотрены условия и основания, которые позволяют применять семейное законодательство России в сфере семейных отношений лиц без гражданства и иностранных лиц, к семейным отношениям граждан России, в том случае, если данные отношения каким-либо образом связаны с территорией другой страны.

В том случае, если коллизионный вопрос был решен в пользу иностранного права, должен быть определен порядок установления иностранного семейного права в международном частном праве. Это входит в обязанности компетентных органов России и суда.

Содержание иностранного семейного права устанавливается с учетом его доктрины, практики применения и официального толкования в конкретном иностранном государстве. Судебные органы имеют право обращаться в Министерство юстиции РФ, а также привлекать экспертов для установления содержания иностранных правовых норм. Также стороны имеют право предпринимать допустимые законодательством действия в целях оказания суду помощи при установлении содержания иностранного семейного права.

ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ХАРАКТЕРА

Брачно-семейные отношения в международном частном праве — это вопросы заключения и расторжения брака, признания брака недействительным, определение режима имущества между супругами, алиментных обязательств, усыновления, опеки, попечительства и связанные с ними другие вопросы (например, отношения в приемной семье), при условии, что указанные отношения имеют международный характер, то есть осложнены иностранным элементом.

Область брачно-семейных отношений традиционно относится к тем сферам, которые наименее всего поддаются регулированию посредством унифицированных норм материально-правового характера. Это связано с тем, что в этой области, как ни в одной другой, сохраняются исторически сложившиеся обычаи, традиции, нравственные и бытовые нормы, религиозные постулаты — все те социальные нормы, которые отражают специфику отдельной народности, определенной общности людей. Именно поэтому даже сейчас, к началу XXI столетия, в семейном праве разных государств существует так много различий, подчас принципиального характера и, прежде всего, в праве, основанном на разных религиозных системах. Существенные различия сохраняются и в семейном праве государств с одинаковой правовой системой, например, европейских государств.

Различное регулирование одинаковых фактических обстоятельств можно продемонстрировать на примере любого института: будь то заключение или расторжение брака, алиментные обязательства, усыновление, установление опеки или попечительства. Так, например, в правовой системе каждого государства предусмотрены нормы, закрепляющие материальные условия, соблюдение которых обеспечивает действительность брака. Однако само содержание материальных условий в законодательстве каждого государства различно. Помимо различий в брачном возрасте, низший предел которого в разных странах колеблется от 12 до 21 года, в законодательстве каждого государства могут быть закреплены свои специфические условия, отличные от законодательства любого другого государства. Достаточно указать на такое условие, как истечение определенного срока после развода или смерти мужа для вступления женщине в новый брак. Такое условие предусмотрено, например, в законодательстве Франции, Швейцарии.

Различие в правовом регулировании применительно к одинаковым фактическим обстоятельствам является основанием возникновения коллизии — столкновения правовых систем различных государств. Коллизии в области брачно-семейных отношений, в свою очередь, обусловливают существование «хромающих отношений». Разумеется «хромающие отношения» возникают в любых сферах трансграничных частноправовых отношений, но в сфере брачно-семейных отношений они возникают чаще. Классическим примером «хромающих отношений» в сфере семейного права являются «хромающие браки», то есть браки, признаваемые в одном государстве и не признаваемые в другом.

«Хромающие отношения» могут возникнуть не только при заключении брака, но и при любых других брачно-семейных отношениях, осложненных иностранным элементом. Так, например, усыновление, произведенное по законодательству одного государства, отличного от законодательства другого, может быть впоследствии оспорено в суде этого государства или вообще быть признано недействительным.

Необходимость в преодолении и решении проблемы «хромающих отношений» обусловила стремление государств к принятию международных конвенций, содержащих единообразные правила регулирования различных вопросов семейного права. Одной из первых попыток такого рода стало принятие Гаагских конвенций 1902-1905 гг. о браке, разводе и судебном разлучении супругов, о личных и имущественных отношениях между супругами, об опеке над несовершеннолетними, о попечительстве над совершеннолетними. Сам факт появления в начале XX столетия международных конвенций имел важное значение и показал реальные возможности государств в достижении правового компромисса и установлении хотя бы единых коллизионных принципов, определяющих выбор права при регулировании брачно-семейных отношений.

Принятые в 1902-1905 гг. конвенции не получили признания и не выполнили своего предназначения — они не стали международным регулятором брачно-семейных отношений, осложненных иностранным элементом. Тем не менее унификация семейного права не была прекращена. Вслед за конвенциями 1902-1905 гг. появились другие гаагские конвенции о законе, применимом к алиментным обязательствам в пользу детей 1956 г., о признании и исполнении решений по делам об алиментных обязательствах в отношении детей 1958 г., о юрисдикции и применимом праве в отношении защиты несовершеннолетних 1961 г., о признании разводов и решений о судебном разлучении супругов 1970 г., о праве, применимом к алиментным обязательствам, 1973 г., о праве, применимом к режимам собственности супругов, 1978 г. В 1980-1990-е годы был принят ряд «детских» конвенций: Конвенция о гражданских аспектах международного похищения детей 1980 г.. Конвенция о правах ребенка 1989 г., Конвенция о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления 1993 г. Из всех соглашений Россия является участницей только Конвенции о правах ребенка 1989 г.

Следует заметить, что некоторые международные договоры в сфере брачно-семейных отношений, включая «детские» конвенции (например, Конвенция о правах ребенка), больше относятся к международному публичному праву, поскольку устанавливая международно-правовые стандарты прав ребенка, ее нормы входят в систему международного права прав человека, представляющую собой отрасль международного публичного права. Однако четкой дифференциации «семейных» конвенций на источники международного частного и источники международного публичного права ни в науке права, ни тем более в международных правовых нормах не содержится, а исследование какой-либо проблемы в области семейного права требует анализа различных «семейных» конвенций.

В ряде «семейных» конвенций, регулирующих отношения публично-правового характера, содержатся нормы, регулирующие гражданско-правовые отношения. Так, например, в Конвенции о правах ребенка 1989 г. наряду с международными публично-правовыми нормами имеются нормы, имеющие прямое отношение к личным неимущественным отношениям (например, положения, закрепляющие право ребенка на имя с момента рождения и право знать своих родителей).

Помимо универсальной унификации, результатом которой стало принятие перечисленных конвенций, унификация семейного права осуществлялась и в настоящее время осуществляется на региональном уровне. Среди региональных соглашений прежде всего следует назвать Кодекс Бустаманте 1928 г.

В Кодексе Бустаманте, представляющем собой унификацию коллизионного права стран Латинской Америки, содержатся специальные главы: «О браке и разводе», «Отцовство и установление отцовства», «Алиментные обязанности родственников», «Отцовская власть», «Усыновление», «Опека», «Эмансипация и совершеннолетие», «Регистрация актов гражданского состояния». Каждая из перечисленных глав включает разделы, а те, в свою очередь, статьи, непосредственно формулирующие коллизионные нормы, связанные с выбором права, компетентного регулировать материальные условия для вступления в брак, форму брака, недействительность брака, нормы, определяющие, какое право будет применяться к отношениям между супругами в случае, если у супругов разные личные законы и т. п.

В государствах-членах СНГ тоже была проведена Определенная работа по унификации норм семейного права. Это нашло отражение в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. Подобно Кодексу Бустаманте, в Конвенции 1993 г. имеется самостоятельная часть, посвященная вопросам семейного права — часть III «Семейные дела». В этой части сформулированы коллизионные нормы, что дает основание рассматривать Конвенцию 1993 г. в качестве примера унификации коллизионно-правовых норм.

Международные коллизионные нормы, содержащиеся в Конвенции 1993 г., регулируют следующие отношения: материальные условия заключения брака; расторжение брака, признание брака недействительным; отношения между супругами; установление и оспаривание отцовства или материнства; отношения между родителями и детьми; установление или отмену усыновления, опеки и попечительства.

Особое внимание в Конвенции 1993 г. уделяется определению компетенции судебных учреждений государств-участников, рассматривающих споры, вытекающие из брачно-семейных отношений.

Оценивая унификацию семейного права, следует отметить, что она в основном ограничивается созданием единообразных коллизионных норм, что частично способствовало бы решению проблемы «хромающих отношений». Российская Федерация является участницей двусторонних договоров о правовой помощи, в которые, как правило, включается несколько статей, содержащих коллизионные нормы в области семейного права. В многосторонних международных «семейных» конвенциях Российская Федерация практически не участвует. Это, в свою очередь, приводит к тому, что во всех правовых системах, включая правовую систему Российской Федерации, основным способом регулирования брачно-семейных отношений, осложненных иностранным элементом, является коллизионно-правовой способ, выраженный в национально-правовой форме.

Разделяя точку зрения о том, что международное частное право представляет собой самостоятельную отрасль национального права, рассмотрим отдельные институты брачно-семейных отношений международного характера на примере российского семейного законодательства.

Читать статью  Статья 3 СК РФ. Семейное законодательство и иные акты, содержащие нормы семейного права

Брачно-семейные отношения представляют собой комплекс сложных общественных взаимосвязей, с одной стороны, основанных на родстве или направленных на создание такого родства, с другой стороны, носящих имущественный характер и традиционно регулируемых нормами гражданского права.

В настоящее время брачно-семейные отношения все больше выходят за рамки одного государства, все больше заключается «иностранных» браков, либо брачные отношения имеют место на территории иностранного государства, иностранные граждане усыновляют детей или осуществляют над ними опеку и т.п. Таким образом, иностранный элемент в семейных отношениях может проявиться в:

1) иностранном гражданстве хотя бы одного из его участников;

2) отсутствии гражданства у хотя бы одного из участников;

3) проживании участников правоотношения за границей;

4) нахождении объекта прав за границей (например, нахождении за границей недвижимости, принадлежащей супругам);

5) локализации за границей юридического факта (например, заключении за границей брака).

Наличие в семейном отношении иностранного элемента, его связь по меньшей мере с двумя государствами (иностранных элементов может быть и несколько, например, в случае, когда один из супругов — гражданин Германии, проживают супруги в России, а во Франции находится принадлежащий им дом) приводят к вопросу о подлежащем применению семейном праве. Семейное право различных государств достаточно разнообразно регулирует отношения. Эти различия отражают национальные особенности и традиции, сложившиеся на протяжении многих лет и поэтому с трудом поддающиеся переменам. Так, по-разному решаются вопросы формы брака (различный порядок его заключения, признание или непризнание браков, заключенных по религиозным обрядам), условий заключения брака (неодинаковый брачный возраст, допустимость многоженства, запрет вступления в брак с иностранцами и т.п.), личных и имущественных отношений супругов, родителей и детей, порядка и условий усыновления. От того, право какого из государств (страны суда или того или иного иностранного государства) будет применено, может зависеть исход спора.

Определить, семейное право какого из затронутых государств должно быть применено, призваны коллизионные нормы, разрешающие коллизию между претендующими на регулирование, «сталкивающимися» законами. Устанавливая подлежащее применению право, коллизионные нормы в принципе не определяют конкретные права и обязанности сторон семейного правоотношения, а лишь отсылают к семейному праву того или иного государства, которое и должно урегулировать эти права и обязанности. Если, например, по спору о расторжении брака между супругами разного гражданства, проживающими в разных государствах, коллизионная норма отсылает к праву государства, где супруги имели последнее совместное место жительства, материальное семейное право именно этого государства будет определять условия расторжения брака.

Право, применимое к брачно-семейным отношениям с иностранным элементом, определяется различными коллизионными привязками:

— личный закон определяет, например, условия вступления в брак, имущественные отношения супругов и др.

— закон места заключения брака определяет форму брака, порядок его заключения;

— закон совместного проживания супругов определяет правоотношения между супругами (родителями и детьми);

— закон места нахождения имущества определяет имущественные отношения супругов;

— закон суда может быть применен при расторжении брака.

Понимание личного закона в отдельных странах различается: им считают либо закон гражданства (lex patriae), либо закон места жительства (lex domicilii). Как правило, применение lex domicilii наиболее распространено в странах англо-американского общего права (Великобритании, США, Канаде, Индии, в некоторых странах Латинской Америки), а lex patriae — в большинстве европейских стран, ряде стран Латинской Америки, странах СНГ и других. В некоторых странах применяется «смешанная» система, когда для регулирования привлекаются обе привязки. Во многих странах используется обобщающее понятие личного закона. В отношении личного закона могут применяться различные комбина­ции: закон гражданства мужа, закон гражданства жены, закон общего гражданства. Аналогичная ситуация складывается и при использовании закона места жительства. При этом некоторые вопросы, например, мате­риальные условия заключения брака, для каждого лица решаются инди­видуально: определяются или законом гражданства, или законом места жительства для каждого из вступающих в брак.

СК РФ не закрепляет общего понятия личного закона, а определяет подлежащее применению право по каждому виду семейных отношений. В настоящее время в коллизионном семейном праве России место привязки к российскому праву во многих нормах занимает привязка к закону страны гражданства лица. Связь с гражданством признана решающей при определении права, подлежащего применению к условиям заключения брака, к установлению отцовства, усыновлению. Содержащееся в СК РФ правило, определяющее право, подлежащее применению при наличии у лица нескольких иностранных гражданств (если закон предписывает применение закона страны гражданства), отличается от нормы п. 4 ст. 1195 ГК РФ, где установлено применение закона того из государств гражданства, где лицо имеет место жительства. Например, если гражданин Франции, имеющий также гражданство Германии и проживающий в Германии, заключает сделку, его гражданская дееспособность при заключении сделки, если эта дееспособность подчиняется закону его гражданства, будет определяться в России по закону Германии. Если же этот гражданин женится в Москве на российской гражданке, условия вступления его в брак могут быть подчинены по выбору этого лица германскому или французскому праву.

Наряду с lex patriae широко используется привязка к закону страны места жительства сторон, например, при определении личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей супругов, а также родителей и детей. При этом вводятся и специфические привязки — к «совместному» или «последнему совместному» месту жительства и др. Критерии гражданства и места жительства иногда взаимно дополняют друг друга.

Законодательство некоторых государств применимое право определяют как право страны, с которой лицо наиболее тесно связано. Такое положение закреплено в § 3 Закона Кореи 2001 г. о международном частном праве, в ст. 23 Закона Швейцарии 1987 г. о международном частном праве. Например, п. 2 ст. 16 Закон Украины 2005 г. о международном частном праве считает определяющим право того из государств, с которым лицо имеет наиболее тесную связь, в частности, имеет место жительства или занимается основной деятельностью. Таким образом, место жительства рассматривается в Украине как одно из обстоятельств, свидетельствующих о тесной связи лица с государством.

Как отмечается в литературе, в последнее время в законодательстве некоторых государств отмечается тенденция к стремлению избежать определенной жесткости классических коллизионных норм путем применения более гибкого регулирования. Это проявляется в применении отсылки к праву, наиболее благоприятному для сторон. Идея эта восходит к предложению американских коллизионистов (Каверс, Карри и др.) руководствоваться при рассмотрении отношений с иностранным элементом и решении конкретных споров, возникших из таких отношений, не столько коллизионными нормами, сколько соображениями целесообразности и разумности с целью достижения наиболее справедливого результата. Чтобы оценить, право какой страны более благоприятно для стороны, приходится оценивать действующие в сравниваемых правопорядках материально-правовые нормы, что в принципе не свойственно коллизионному регулированию. Применение наиболее благоприятного права закреплено в некоторых законах (Австрии, Венгрии, Германии, Канадской провинции Квебек, Кореи, Украины и др.). Например, в § 46 Закона Венгрии 1979 г. о международном частном праве установлено, что правовое семейное положение ребенка — венгерского гражданина или ребенка, проживающего в Венгрии, а также действующие между ним и его родителями семейные отношения и обязанности по предоставлению содержания на него определяются по венгерскому праву, если оно более благоприятно для ребенка. Применение в сфере семейных отношений более благоприятного права предусматривается обычно в субсидиарном правиле, допускающем — в дополнение к общим правилам — применение права другого конкретно указанного государства. Речь не идет об отыскании судом наиболее благоприятного права среди неопределенного числа правопорядков. В семейном праве благоприятные условия создаются для защищаемого здесь в первую очередь субъекта — ребенка или другого лица, нуждающегося в материальной или иной помощи. Так что можно одновременно расценивать это и как защиту «слабой» стороны правоотношений — еще одной тенденции, проявляющейся в современном международном частном праве и имеющей особое значение в сфере договорных обязательств.

Необходимо также отметить, что законодательство некоторых государств в качестве коллизионной привязки при регулировании брачно-семейных отношений использует и принцип автономии воли сторон, т.е. применение к семейным отношениям закона, избранного самими сторонами (lex voluntatis). Так, например, п. 2 ст. 161 Семейного кодекса РФ предусматривает возможность при заключении брачного договора или соглашения об уплате супругами алиментов друг другу самостоятельно выбрать право. Однако следует учитывать, что закон автономии воли сторон, как правило, применяется лишь при регулировании отношений между супругами. В частности, такое регулирование имеет место в Австрии, Испании, Италии, Кореи, Португалии, Турции, Швейцарии, Эстонии, Японии. Единственное допускаемое в иностранных государствах расширение — это допущение выбора права супругами не только по имущественным, но и по личным отношениям, т.е. по любым «последствиям брака» (например, ст. 14 и 15 Вводного закона к Германскому гражданскому уложению, ст. 60 и 61 Закона Украины о международном частном праве).

Брачно-семейные отношения в международном частном праве регулируются не только национальным законодательством, но и многосторонними и двусторонними договорами.

Первые конвенции в области регулирования брачно-семейных отношений были приняты еще в начале ХХ в.: Гаагская конвенция о браке 1902 г., Гаагская конвенция о разводе и разлучении 1902 г., Гаагская конвенция об опеке над малолетними 1902 г., Конвенция о попечительстве над несовершеннолетними 1905 г., Гаагская конвенция о личных и имущественных отношениях супругов 1905 г. Россия принимала активное участие в создании этих конвенций, но так и не подписала ни одну из них и не присоединилась впоследствии, хотя они продолжают действовать и сегодня.

Унификация регулирования брачно-семейных отношений затронула как коллизионные, так и материальные нормы. Унификации коллизионных норм посвящены: Конвенция о праве, применимом к режимам собственности супругов 1978 г., Конвенция о праве, применимом к алиментным обязательствам 1973 г., Конвенция об юрисдикции, применимом праве и признании решений об усыновлении 1965 г., Гаагская конвенция о законе, применимом к алиментным обязательствам в пользу детей 1956 г., Кодекс Бустаманте (действует только для стран Латинской Америки).

Коллизионные нормы также содержатся и в двусторонних договорах о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Однако в некоторых договорах этот институт урегулирован лишь частично, например, отсутствуют нормы, определяющие право, применимое к усыновлению, опеке или попечительству.

Среди основных конвенций, содержащих материально-правовые нормы, следует назвать Конвенцию о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков 1962 г.; Конвенцию о при­знании разводов и решений о раздельном жительстве супругов 1974 г.; Конвенцию о заключении и признании действительности браков 1978 г.; Конвенцию о взыскании за границей алиментов 1956 г., Конвенцию о гражданских аспектах международного похищения детей 1980 г., Конвенцию о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления 1993 г.

РФ из всех указанных международных актах участ­вует лишь в Конвенции о согласии на вступление в брак, брач­ном возрасте и регистрации браков 1962 г., Конвенции о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления 1993 г.

Особенности правового регулирования брачно-семейных отношений с иностранным элементом проявляются в том, что каждое государство по- своему осуществляет такое регулирование. Это обусловлено национальными, социальными и религиозными факторами. И поскольку материально-правовые нормы разнообразны, то основными средствами нахождения необходимого правопорядка являются коллизионные.

Источник https://studme.org/68474/pravo/mezhdunarodnoe_semeynoe_pravo

Источник https://zaochnik.com/spravochnik/pravo/mezhdunarodnoe-chastnoe-pravo/mezhdunarodnoe-semejnoe-pravo-i-ego-problemy/

Источник https://studopedia.ru/10_202561_osobennosti-pravovogo-regulirovaniya-brachno-semeynih-otnosheniy-mezhdunarodnogo-haraktera.html