Отношение ленина к расстрелу царской семьи

17 июля, 2022 0 Автор ewermind

 

Ленин

Вопрос о причастности к убийству Царской Семьи Владимира Ильича Ульянова (Ленина) стал рассматриваться в отечественной историографии лишь недавно. В советское время, когда Ленин был превращен в сказочный лубок и лжеикону, говорить всерьез об изучении жизни Ленина вообще, а тем более об его участии в гибели Царской Семьи не приходилось. Весь советский период, в весьма малочисленной литературе, посвященной убийству Царской Семьи, безраздельно господствовала легенда Свердлова образца 1918 года о «своевольных уральцах». В таких условиях вопрос о причастности Ленина к убийству Царской Семьи отпадал сам собой.

После распада СССР картина хотя не сразу и постепенно, но изменилась с точностью наоборот. Уже считается само собой разумеющимся утверждать, что «Ленин и большевики приказали убить Царскую Семью». Из поздних исторических работ наиболее безапелляционно это убеждение проводится в книге И. Ф. Плотникова «Гибель Царской Семьи». Плотников всеми силами стремится доказать ведущую роль Ленина в организации Екатеринбургского злодеяния. «Над Николаем II, — пишет И. Ф. Плотников, — да и вообще над Романовыми, могла быть учинена внесудебная расправа, она определенно провоцировалась с зимы 1918 года, тщательно готовилась и была неизбежна. Этот исход предопределялся главой большевистской партии и правительства В. И. Лениным. Изучение совокупности источников той эпохи, большевизма, деятельности Ленина позволяет уверенно утверждать, что с Романовыми должны поступить так, как хотел ОН — Ленин, и не иначе».[645]

В доказательство своих мыслей Плотников приводит множество кровожадных ленинских высказываний, из которых получается, что он, Ленин, планировал «отрубить головы по меньше мере сотне Романовых» чуть ли не с детства. В результате личность Ленина у Плотникова демонизируется, становится единственно решающей фигурой на советском политическом Олимпе. Все остальные, Свердлов, Троцкий, отходят на второй план, становятся лишь исполнителями ленинской воли. Такая постановка вопроса так же не соответствует истине, как и советский лубок «о самом человечном человеке».

Плотников также ссылается в качестве доказательства причастности Ленина к убийству Царской Семьи на слова видного советского деятеля В. М. Молотова из книги писателя Ф. Чуева «Молотов. Полудержавный властелин». Вот как, по Чуеву, ответил Молотов на вопрос писателя: «Говорят, Ленин не имел отношения к расстрелу царской семьи в 1918 году, что на это решилась местная власть при наступлении Колчака. А некоторые говорят — месть за брата?

— Тогда Ленина изображают чудаком. Это мелкотравчатые обыватели. А тут даже думать не надо. Это настолько ясно, что иначе быть не может. Не будьте наивным.

Мы гуляем по дачному поселку, Молотов вдруг остановился, ткнул палку в асфальт и посмотрел на меня:

— Думаю, что без Ленина никто на себя не взял бы такое решение».[646]

Что следует из этого свидетельства Молотова? Во-первых, оно передано в изложении Чуева, а это все-таки не прямое свидетельство. К слову сказать, по словам внука Молотова В. Никонова, Чуев проводил свои записи нелегально, тайно записывая разговоры с Молотовым на диктофон. Во-вторых, Молотов долгие годы был главой советской дипломатии, а дипломатам, как известно, верить на слово нельзя. Наконец, в-третьих, в словах Молотова присутствует неуверенность по поводу им же сказанного: «думаю, без Ленина никто бы не взял на себя такое решение». «Думаю» — значит «не уверен». А как говорится, все сомнения в пользу обвиняемого. Поэтому свидетельство Чуева — Молотова никак нельзя считать убедительным.

Не менее «убедительными» являются сведения из воспоминаний сына Л. П. Берии Серго, который пишет: «Николай II и его семья были расстреляны. Инициатором расстрела был Владимир Ильич Ленин. Свердлов? Он тоже настаивал на расстреле, хотя никакой опасности, что царскую семью захватят, не было. Все это придумано уже было потом. Я говорю лишь то, что узнал от своего отца. Отец, в свою очередь, рассказал мне со слов Сталина. Ленин, повторяю, настоял на расстреле. Вот вам еще одно подтверждение причастности Ленина к гибели царской семьи!»..[647]

Но нам все же так и не понятно, в чем заключается это «подтверждение»? В словах Сталина, переданных Берии, который в свою очередь передал сыну? Весьма сомнительное подтверждение! Нам не известны ни точные слова Сталина, ни точный их пересказ Берии. К тому же представляется весьма странным, чтобы Сталин делился с Берия, с которым он никогда не был близок, вопросами, прямо никаким образом не относящимися к непосредственным обязанностям Берии. Еще раз повторяем, Сталин и Берия не были близкими друзьями, их отношения строились по принципу начальник — подчиненный, и сталинская откровенность с подчиненным в таком щепетильном для большевиков деле, как убийство Царской Семьи, представляется весьма странной. Вообще доверять воспоминаниям Серго Берия следует с большой осторожностью, так как в них полным-полно всякого рода небылиц и неточностей. Чего стоят повествования С. Берия о «выжившей» Великой Княжне Анастасии Николаевне, которая содержалась большевиками в психиатрической лечебнице и которую такие же «высокопоставленные» больные поздравляли с «тезоименитством» и в присутствии медперсонала целовали руки! Совершенно очевидно, что Серго Берия не владеет темой убийства Царской Семьи, в его книге есть совершенно нелепые ошибки, когда он, приводя слова Юровского «в шесть часов увезли мальчика, что очень обеспокоило Романовых», принимает этого мальчика, на самом деле поваренка Л. Седнева, за Наследника Цесаревича и на этом основании строит гипотезы о его «спасении».[648]

Ясно, что строить серьезные выводы на таких «подтверждениях» нельзя.

Между тем изучение тех самых «совокупности источников и деятельности Ленина», о которых пишет И. Ф. Плотников, приводят нас к очень сложной и запутанной ситуации, в которой роль Ленина не представляется такой решающей и определяющей. Причем это касается не только убийства Царской Семьи, но и вообще первых годов Советской власти. При этом следует отметить, что И. Ф. Плотников, чья книга называется «Правда истории», упускает из вида целый ряд важных свидетельств и документов, которые не подтверждают его выводы. Нам не ясна причина подобного поведения И. Ф. Плотникова, происходящая то ли от незнания им этих документов, то ли от сознательного их умалчивания, но факт остается фактом.

Прежде чем мы начнем разговор об участии или неучастии Ленина в организации убийства Царской Семьи, мы считаем нужным сказать несколько слов о нашем отношении к личности Ленина. Все, что мы будем говорить ниже, вовсе не продиктовано стремлением оправдать Ленина. Для нас Ленин, как духовное объективное явление, есть предтеча Антихриста, один из самых чудовищных преступников, каких только знала мировая история.

Как историческое явление, Ленин был одним из главных разрушителей Российской империи, организатором геноцида ее народов, прежде всего русского народа, организатором чудовищного грабежа русского имущества и национального богатства, яростным богоборцем и врагом Православия и в то же время незаурядным организатором, хорошим тактиком и аналитиком, умеющим просчитывать многоходовые политические комбинации и интриги. Кроме того, Ленин был одержим своими идеями, вне осуществления которых он не видел смысла жизни.

Но при этом Ленин, под влиянием событий, мог быть довольно гибким и уступчивым политиком, оставаясь одновременно хладнокровным и расчетливым. Ленин был готов идти на любые уступки и компромиссы в тех вопросах, которые казались ему малозначительными, например, как государственная целостность России, если он считал, что этим он сохранит свою власть. Ленин был совершенно лишен таких качеств, необходимых политику и государственному деятелю, как патриотизм, знание национальных особенностей своей страны и народного характера. Ленин не смог создать ни своего государства, ни своей литературы, ни своего искусства, ни своего архитектурного стиля, ни своего театра, ничего, что создавали до него все русские цари. Ленин превратил Россию в огромный полигон для сомнительных кровавых экспериментов различных политических сектантов и авантюристов. Ленин был великим разрушителем и бездарным созидателем.

Все творения искусства, человеческой мысли и духа, все нормы морали не значили для Ленина ровным счетом ничего, если они не попадали в прокрустово ложе марксизма, а вернее сказать, его собственной интерпретации марксизма.

Мы обозначали нашу позицию по поводу Ленина, чтобы заявить, что мы решительно против того, чтобы объяснять такое чудовищное злодеяние, каким является убийство Царской Семьи, волей одного или даже нескольких человек. Такая позиция как раз очень удобна для тех, кто хочет скрыть главных злодеев и главные причины злодейства. Мы глубоко уверены, что Ленин, несмотря на свою патологическую жестокость, не являлся организатором убийства Царской Семьи и более того, боялся такого развития событий. Однако это не означает, что Ленин не приветствовал или осуждал это преступление.

У Ленина были свои разногласия и с другой «заграничной» частью большевиков, особенно с Троцким. С последним Ленин вообще находился в натянутых отношениях. Сразу после Октябрьского переворота коренные противоречия между Лениным и Троцким обострились с новой силой. Особенно это проявилось во время Брестского мира, когда Ленину с большим трудом удалось отстоять необходимость заключения «похабного» мира с Германией. При этом большая часть партийных противников этого мира исходила вовсе не из-за патриотических соображений и не из-за того, что огромные территории отторгаются от России. Мир с «империалистической» Германией мешал делу «мировой революции», отодвигал «освободительный» поход в Германию! Часто позицию Троцкого «не мира, ни войны, а армию распустить» считают признаком его авантюризма. Но на самом деле, если учесть тесную связь Троцкого с могущественными международными тайными организациями, можно себе представить, что троцкистские планы имели определенные шансы на успех. Троцкий вполне мог надеяться, что большевистская революция распространится на Германию, где имелись схожие с большевиками революционные силы. Но в данном случае в Ленине сказался больше расчетливый политик, чем революционный стратег. Революционная война с немцами не давала ему никаких преимуществ, так как, во-первых, он сильно зависел от кайзеровского правительства, а во-вторых, сам уже не очень верил в возможность мировой революции в настоящих условиях. Для Ленина гораздо большей реальностью, чем германская революция, были германские штыки. При этом Ленин понимал, что в случае неудачи Троцкий вернется оттуда, откуда он приехал, то есть в США, а вот Ленину деваться было некуда: его ожидала политическая и, вполне вероятно, физическая смерть.

Спор по Брестскому миру внес очередной разлад в руководство большевистской партии, в котором причудливо сплелись интересы самых разных политических и экономических сил и группировок. Ленин, безусловно, должен был их учитывать, точно так же, как должен он был учитывать интересы и немецких генералов, и французских масонов, и американоеврейских финансистов, и русских сектантов-раскольников. Но более всего, конечно, он зависел от немцев. После прихода большевиков к власти и заключения Брестского мира влияние Германии в Советской России чрезвычайно усилилось. К июлю 1918 года ежемесячные расходы немцев на пропаганду в России, то есть читай на пропаганду большевизма, уже достигли 3 миллионов марок. Одновременно и Ленин неизменно выполнял практически все германские требования. По Дополнительному соглашению, подписанному в Берлине, через «Дойчебанк» Мендельсона большевиками в Германию было отправлено в счет репараций 2,5 млрд золотых рублей по курсу 1913 года, вывезено 2 млн пудов сахара, 9132 вагона хлеба, 2 млн пудов льноволокна, 1218 вагонов мяса, 294 вагона пушнины.[649]

Ленин делает все, чтобы расположить к себе германское правительство. И немцы выделяют его из общего числа большевистских руководителей. 16 мая 1918 года у Ленина состоялась встреча с германским послом Мирбахом, отчет о которой тот направил в Берлин. Мирбах писал: «Сегодня я имел продолжительную беседу с Лениным об общем положении. Надо сказать, что Ленин твердо верит в свою звезду и продолжает неизменно сохранять неисчерпаемый оптимизм. Все же и он признает, что, хотя его система остается непоколебимой, количество нападающих на нее элементов увеличилось и положение требует более напряженного внимания, чем месяц назад. Свою уверенность он обосновывает прежде всего тем, что правящая партия является единственной партией, опирающейся на организованную власть, в то время как все другие партии сходятся только на отрицании существующей власти. Ленин говорил, отнюдь не жалуясь на судьбу и без каких-либо упреков. Он избегал также всяких намеков на то, что при дальнейшем затягивании нынешнего положения он мог бы оказаться вынужденным возобновить контакты с другой группировкой держав».[650]

Но Ленин пытался заручиться поддержкой не только Германии, еще 5 марта 1918 года он встречался с резидентом американской разведки Р. Робинсом и вел с ним переговоры о поддержке советского правительства со стороны США и Антанты.[651]

Кроме того, не следует забывать, что силы, которые заменили Керенского на Троцкого, вовсе не являлись покровителями Ленина. Они терпели его до поры до времени, но «своим» не считали никогда. Более того, эти же силы не исключали возможности отстранения Троцкого и возвращения обратно Керенского, если вдруг Троцкий будет вести себя «неправильно». Представитель тайного сообщества и офицер английской разведки В. Вайсман писал 1 мая 1918 года другому представителю мировой закулисы полковнику М. Хаусу: «Если мы решим, что Троцкий не хочет или не может пригласить нас, то мы можем призвать Керенского и других деятелей первоначальной республиканской революции, побудить их образовать правительственный комитет… и делать то, чего Троцкий не пожелал или не смог бы сделать».[652]

Спросим себя: мог ли Ленин в таких условиях быть полностью независимой фигурой, наделенной всей полнотой власти? Ответ очевиден: нет, не мог. Уже потом, после падения кайзеровского режима, в ходе победы в Гражданской войне, когда авторитет его в обществе и народе стал весомым, Ленин сумел сосредоточить в своих руках большую власть, но до конца своих дней Ленин не был полновластным властителем государства, никогда не был единодержавным правителем. Что же касается лета 1918 года, когда решалась судьба Царской Семьи, Ленин был одним из самых известных и уважаемых в партийном руководстве лидеров, но тем не менее равным среди равных. При этом в большевистской власти были люди, обладавшие гораздо большей властью, чем Ленин.

Безусловно, что главным врагом для Ленина было русское Самодержавие. В этом играли также роль и личные мотивы Ленина: в 1887 году за подготовку покушения на жизнь Императора Александра III был казнен его старший брат А. И. Ульянов. Однако не стоит преувеличивать эти мотивы и считать, что будто бы Царская Семья была убита по причине мести Ленина, как это делают некоторые исследователи. Личные мотивы никогда не играли у Ленина ведущую роль, да к тому же, вопреки легендам советских времен, у него никогда не было теплых отношений со старшим братом.

Царская династия была ненавидима Лениным не столько по причине гибели брата, сколько потому, что она мешала осуществлению его идей о мировой революции. Эта мировая революция у Ленина не сводилась к простому установлению диктатуры пролетариата. Нет, это должна была быть революция против всего традиционного миропорядка, война против государства, религии, морали, в конечном счете война против Бога. Интересно, что первым делом в недолгой трудовой практике Ленина в качестве адвоката была защита крестьянина Василия Муленкова, обвиняемого в богохульстве и оскорблении Царского имени.[653]

Ленин ненавидел любого монарха, но Государь Николай II ему был ненавистен особо. В своих работах и письмах Ленин прямо-таки изрыгает хулу на Царя, не скупится на самые кровавые обещания расправы над ним и его родом. Он любил приводить в пример террориста Нечаева. «Совершенно забывают, — говорил Ленин, — что Нечаев обладал особым талантом организатора, уменьем всюду устанавливать навыки конспиративной работы, умел свои мысли обличать в такие потрясающие формулировки, которые оставались памятными на всю жизнь. Достаточно вспомнить его ответ в одной листовке, когда на вопрос — „Кого же надо уничтожить из Царствующего Дома?“ — Нечаев дал точный ответ: „Всю великую ектинию“. Ведь это сформулировано так просто и ясно, что понятно для каждого человека, жившего в то время в России, когда православие господствовало, когда огромное большинство, так или иначе, по тем или иным причинам, бывало в церкви, и все знали, что на великой, на большой ектинии вспоминается весь царский дом, все члены дома Романовых. Кого же уничтожить из них? — спросит самый простой читатель. — Да весь Дом Романовых — должен он был дать себе ответ. Ведь это просто до гениальности!»[654]

В своей работе «О лозунгах и о постановке думской и внедумской социал-демократической работы», написанной в 1911 году, Ленин писал: «Либеральные дурачки болтают о примере конституционной монархии вроде Англии. Да если в такой культурной стране, как Англия, не знавшей никогда ни монгольского ига, ни гнета бюрократии, ни разгула военщины, если в такой стране понадобилось отрубить голову одному коронованному разбойнику, чтобы обучить королей быть „конституционными“ монархами, то в России надо отрубить головы по меньшей мере сотне Романовых, чтобы отучить их преемников от организации черносотенных убийств и еврейских погромов».[655]

Выступая на I съезде Советов Ленин указывал, что «Николай Романов содержится на льготных условиях».[656]

21 апреля/4 мая 1917 года Ленин в резолюции ЦК РСДРП(б) указывает: «Мы считаем Вильгельма II таким же коронованным разбойником, достойным казни, как и Николая II».[657] (Выделено нами. — П. М.)

В сентябре 1919 года в статье «Как буржуазия использует ренегатов» Ленин вспоминал: «На II съезде нашей партии, в 1903 году, возник большевизм, создавалась программа партии, и в протоколах съезда значится, что мысль вставить в программу отмену смертной казни вызвала только насмешливые возгласы: „и для Николая II?“ Даже меньшевики в 1903 году не посмели поставить на голоса предложения об отмене смертной казни для царя».[658]

Уже после убийства Царской Семьи Ленин с одобрением говорит об этом преступлении: «Мы выкинули всю монархическую нечисть как никто, как никогда».[659]

Ненависть к Императору Николаю II настолько наполняет ленинские творения, что некоторые исследователи склонны даже объяснять происхождение псевдонима Ульянова его стремлением к цареубийству. Так, авторы документального фильма «Николай II. Плаха», показанного по 1-му каналу ЦТ в конце 2003 года, считают, что псевдоним «Ленин» был взят Ульяновым по названию маленького городка в Германии — Ленин. Об этом городке написано в 34-м томе энциклопедии Брокгауза и Ефрона в статье под названием «Ленинское пророчество». Вот что там говорится: «Ленинское пророчество — обратившее на себя большое внимание стихотворение, приписывавшееся монаху Герману, XIII в., но сделавшееся известным лишь около 1693 г. Местечко Ленин, где оно, по сказанию, возникло, незначительно. В „Пророчестве“ оплакивается гибель дома Асканиев в Бранденбурге и возвышение Гогенцоллернов, из которых описывается каждый правитель, до одиннадцатого включительно; предрекая гибель и этого дома, за которую должно следовать объединение Германии и восстановление католицизма. Лишь для времени до смерти великого курфюрста Л. Пр. совпадает с действительностью; все дальнейшее не имеет никакого сходства с совершившимися событиями».[660]

Поясним, что из рода Асканиев произошла немецкая династия Ангальт-Цербстских, одна из представительниц которых стала русской Императрицей под именем Екатерины Великой. Авторы фильма считают, что Ульянов взял себе псевдоним «Ленин», потому что стремился уничтожить весь Дом Романовых, так как именно этот город является символом грядущей гибели царствующей династии. В пользу этого предположения говорит также и то обстоятельство, что предсказание касается 11 представителей рода Гогенцоллернов, точно столько же, сколько было убито людей в подвале дома Ипатьева. Правда, в «Ленинском пророчестве» речь идет не об уничтожении дома Асканиев, а наоборот, о гибели их врагов — дома Гогенцоллернов. Далее говорится об объединении Германии и о восстановлении в ней католичества. Какое это имеет отношение к цареубийству, непонятно.

И. Ф. Плотников считает ленинские высказывания первым и самым важным доказательством того, что Ленин является главным организатором убийства Царской Семьи. Он повторяет это упорно, по многу раз на протяжении своей книги: «Как мы видели (и это оспаривать никто не берется), Ленин задолго до революционных событий 1917 года в России, равно как и в их ходе, совершенно определенно высказывался за истребление не только Царя, но и членов Дома Романовых. И здесь не было гипотетичности, революционной запальчивости. Это было продиктовано политической заданностью, посылкой экстремиста».[661]

Читать статью  Раздел имущества при разводе с ребенком

Мы все же попробуем оспорить «неоспариваемые» утверждения И. Ф. Плотникова. Сами по себе высказывания, какие бы жестокие и чудовищные они бы ни были, еще не говорят о том, что произносящий их человек стремится воплотить их в жизнь. Особенно это касается политического деятеля, а тем более такого деятеля, каким был Ленин, то есть политического трибуна, агитатора и демагога. Иногда политик, делая какое-нибудь резкое заявление для широкой аудитории, на деле совершенно не стремится его исполнить.

Говоря современным юридическим языком, закон «не предусматривает преследования за так называемый „голый умысел“, абстрактную угрозу, не подкрепленную никакими действиями виновного».[662]

Поэтому, исследуя причастность Ленина к организации убийства Царской Семьи, мы должны будем искать доказательства с его стороны таких действий.

Мы не можем согласиться с мнением И. Ф. Плотникова, что Ленин «все и вся подмял под себя и стал фактическим диктатором. Он забрал дело о Царской Семье в ведение непосредственно им руководимого исполнительного аппарата власти — Совнаркома, в свое личное ведение. По вопросу, который взял под свой контроль Ленин, никто, даже Я. М. Свердлов, не посмел бы действовать „помимо и вопреки“».[663]

Все это, мягко говоря, не соответствует действительности. Как мы могли убедиться, именно Свердлов изначально держал дело о Царской Семье в своих руках. Именно ВЦИК выносил все главные постановления, касающиеся свергнутого Государя. Что же касается Совнаркома, то как раз скорее он являлся ширмой для деятельности Свердлова, а не наоборот.

Не соответствуют действительности и утверждения И. Ф. Плотникова, что Ленин всячески препятствовал переводу Царя в столицу, «на суд». И. Ф. Плотников пишет, что «Ленин напрочь „заморозил“ это решение».[664]

Однако из документов не видно, что Ленин всегда был настроен против перевоза Царя в одну из столиц. Действительно, Ленин был противником перевода Царя в столицы, будь то Петроград (Кронштадтская тюрьма) или Москва, до марта 1918 года. Так, 11 февраля 1918 года Ленин председательствует на заседании Совнаркома, на котором обсуждался вопрос «О передаче Николая Романова в Петроград для предания его суду». Было принято решение: «Поручить Н. Алексееву представить в Совет народных комиссаров к среде все резолюции Крестьянского съезда по этому вопросу».

Через три недели, 20 февраля, Совнарком под председательством Ленина вновь возвращается к этому вопросу и постановляет: «Поручить комиссару юстиции и двум представителям Крестьянского съезда подготовить следственный материал по делу Николая Романова. Вопрос о переводе Николая Романова отложить до пересмотра этого вопроса в Совете народных комиссаров. Место суда не предуказывать пока».[665]

Тогдашний нарком юстиции левый эсер И. З. Штейнберг резко выступил против организации суда и нашел в этом поддержку у Ленина: «Ленин со мной согласился. Он также сказал, что сомневается в своевременности этого процесса, что массы заняты другими проблемами и что было бы хорошо отложить его. В подходящее время Наркомату юстиции будут даны указания подготовить соответствующие документы для последующего рассмотрения. Нет сомнения, что у Ленина были свои политические расчеты, учитывающие его положение. Этим вечером, однако, вопрос был отложен на неопределенное время и на этой стадии так и остался. Наркомат юстиции никогда не получал „задания“ подготовить документы».[666]

Вскоре после этого была назначена Главная следственная комиссия по расследованию «дела» Николая II, председателем которой был член коллегии Наркомюста Н. В. Крыленко. Тот сделал заявление, что Царь будет обвинен в нарушении изданного им манифеста 17 октября 1905 года. Однако немедленно последовало опровержение этих слов Крыленко, и его самого чуть не отдали под суд как провокатора.[667]

Плотников считает, что нежелание Ленина проводить суд над Императором Николаем II было вызвано его стремлением убить Государя и его Семью в далекой Сибири или на Урале. При этом Плотников пишет, что «на наш взгляд, отказ от проведения суда решительно никакими обстоятельствами исторического момента не обуславливается и объясненным в таком духе быть не может».[668]

Позволим себе не согласиться с И. Ф. Плотниковым. Описываемое нами время, когда обсуждалась возможность суда, это январь — февраль 1918 года. То есть весьма опасное время для большевиков. Немецкие войска нависли над Петроградом, грозясь в любой момент захватить его. Доставленный в столицу Император мог оказаться в их руках. Это совершенно не было нужно большевикам, но это так же было не нужно в тот момент и немцам. Мы помним, что до весны 1918 года немцы были против возвращения Государя в большую политику и были даже против восстановления монархии в России. Появление Императора Николая II в центре Петрограда или Москвы да еще шумный процесс над Царем, который выявил бы полную несостоятельность революционеров хоть в чем-то обвинить его, грозили крахом не только большевистскому престижу, но и утрачиванию немцами контроля за ситуацией в России. Поэтому в данном случае Ленин как раз действовал исходя из германских интересов.

Однако в марте 1918 года позиция немцев меняется. Из Берлина приходит приказ перевезти Императора в Москву. Мы уже говорили о причинах этой германской инициативы. Она была вызвана, по нашему мнению, не стремлением восстановить Императора Николая II на престоле и не желанием, чтобы он поставил свою подпись под Брест-Литовским договором, а необходимостью взять под контроль ситуацию вокруг Царской Семьи, не дать ею воспользоваться своим противникам как внутри России, так и за ее пределами. Мы уже знаем, что Свердлов, на словах выполняя приказ Мирбаха о перевозе Царя в Москву, на деле делал все от него зависящее, чтобы задержать его в Екатеринбурге. Резонно возникает вопрос: а знал ли Ленин об этой игре Свердлова? Ответить на него крайне сложно и при отсутствии достоверных фактов мы не будем этого делать, отметим только, что, судя по отдельным признакам, велика вероятность того, что он тоже был введен Свердловым в заблуждение или, во всяком случае, не знал всех обстоятельств свердловской игры. Вспомним разговор Свердлова с Яковлевым перед отправкой того в Тобольск, когда Свердлов требует от Яковлева сообщать подробности о перевозке Царя в Екатеринбург исключительно ему. «То, что я сейчас тебе скажу, знаем только ты да я», — ведь это были не просто слова. Как мы видели, Яковлев и был подотчетен исключительно Свердлову, а не Ленину. Правда, Яковлев пишет, что перед началом разговора с ним Свердлов о чем-то беседовал с Лениным, но о чем шла беседа между ними, неизвестно до сих пор. Также нам неизвестно, под каким текстом мандата Яковлева поставил свою подпись Ленин, если он вообще ее под ним ставил.

И. Ф. Плотников и здесь находит возможность объяснить все это коварством Ленина. «Полностью уяснить роль Ленина, — признает он, — гораздо сложнее, ибо он прилагал максимум усилий к тому, чтобы не оставить следов для истории».[669]

А собственно, откуда это известно И. Ф. Плотникову? Вопервых, если Ленин ставил свою подпись под мандатом Яковлева, то как минимум один «след для истории» он уже оставил. Во-вторых, почему Ленин скрывал свои «следы для истории», а Свердлов — нет? Что, разве Свердлов был такой наивный человек, чтобы становиться ради Ленина «козлом отпущения»? Плотников своеобразно объясняет это: дескать, Свердлов, которого даже близкие друзья звали «Яшка-хулиган», с радостью «взял на себя роль основного прикрытия волевых действий Ленина по уничтожению екатеринбургскими большевиками Семьи Романовых».[670] Последнее утверждение настолько нелепо и настолько не соответствует истине, настолько опровергается всем нами вышеизложенным, что не требует комментариев. Такое представление о Свердлове демонстрирует полное незнание или сознательное искажение личности Свердлова, его истинного положения в структуре большевистской власти.

Между тем мы помним, что когда Свердлов выстраивал свою сложную игру с «самоуправством самостоятельных уральцев», Ленин два часа о чем-то разговаривал с Екатеринбургом, сначала один, а потом — со Свердловым. По этому поводу в РГАСПИ хранится телеграфная лента, где зафиксированы переговоры членов Екатеринбургского областного Совета с Совнаркомом о пути следования поезда с Императором Николаем II. Любопытно, что уральцы, обращаясь в СНК, жалуются на позицию Свердлова.[671] Это очень важное сведение: значит, определенные силы в Екатеринбурге были недовольны Свердловым и жаловались на него Ленину!

Исходя из этого, вполне можно предположить, что для Ленина была неожиданностью складывающаяся ситуация вокруг перевоза Царя и он пытался выяснить подробности у уральцев сам, а потом привлек к разговору Свердлова.

Во всяком случае, Ленин воспринял задержание Царя в Екатеринбурге как данность, перед которой его поставил Свердлов. Существует протокол заседания Совета народных комиссаров под председательством Ленина от 2 мая 1918 года. В нем говорится: «Слушали: Внеочередное сообщение Свердлова. Постановили: Дать в печать следующее сообщение Свердлова: В ноябре, как и в декабре прошлого года, в Президиуме Центрального Исполнительного Комитета ставился вопрос о бывшем царе. Вопрос этот был отсрочен ввиду целого ряда событий. Месяц тому назад в Президиум ЦИК явился делегат от охраны бывшего царя и сообщил, что с охраной обстоит далеко не все благополучно, часть охраны разбежалась, окрестные крестьяне подкуплены. По всем сообщениям, доходившим до Тобольска, не могло быть уверенности, что Николай Романов не получит возможности скрыться из Тобольска. Были получены различные сообщения, что некоторые подготовительные шаги в этом направлении отдельными группами монархистов затеваются. Исходя из всех указанных сообщений Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов сделал распоряжение о переводе бывшего царя Николая Романова в более надежный пункт, что и было выполнено. В настоящее время Николай Романов с женой и одной из дочерей находятся в Екатеринбурге Пермской губернии, надзор за ним поручен областному совдепу Урала».[672]

Примечательно, что этот документ, хранящийся в ГА РФ в виде копии, не имеет сведений ни об одной подписи под ним, хотя обычно даже в копиях такие сведения имеются. Это не единственный касающийся дела Царской Семьи документ такого рода. Это постановление для нас важно тем, что в его написании и в его публикации главную роль играет Свердлов, а не Ленин.

Еще больше нерешительность Ленина в отношении Царской Семьи и даже какой-то страх, связанный с ее дальнейшей судьбой, проявились летом 1918 года, когда Свердлов вплотную приступил к подготовке екатеринбургского злодеяния.

29 апреля 1918 года в Москву прибыл граф Мирбах. Его приезд совпал с доставлением Государя, Государыни и Великой Княжны Марии в Екатеринбург. Одновременно начинается весьма странная кампания по дезинформации общественного мнения в отношении участи Царской Семьи. Эта кампания находит отражение в российской и иностранной прессах.

Так, 30 апреля 1918 года французская газета «Le Matin» пишет со ссылкой на некие советские источники: «На улицах Петрограда идут ожесточенные бои между монархистами и красной гвардией. Этим утром в Петрограде Наследник Престола Алексей Николаевич провозглашен Царем, а великий князь Михаил Александрович — регентом. Генерал Алексеев, так же как и лидер кадетов Милюков, находится в Петрограде».[673]

А русская газета «Новое Слово» 19 мая 1918 года так живописала перевоз Царской Семьи из Тобольска в Екатеринбург: «Инициатива перевоза семьи Романовых из Тобольска принадлежит Омскому Совету, который неоднократно указывал центральной власти, что с открытием навигации Романовым легко может быть устроен побег в Англию по реке Оби и потом на английском катере по Северному морскому пути.

Опасаясь возможного побега Романовых в пути, советская власть приняла все меры. По всем направлениям уральской ж/д узла были расставлены эшелоны с красногвардейцами. По направлению к Тоболу по Пермской дороге двигались 4 эшелона, каждый численностью в 200 человек, вооруженных до зубов».[674]

Кому понадобилось распространять эту заведомую ложь? Не была ли эта ложь указана большевикам немцами, для подготовки общественного мнения к возможному восстановлению монархии? А с другой стороны, не стремились ли в свою очередь сами большевики заверить немцев, что Царская Семья находится в полной безопасности и под надежной охраной? Прибыв в Москву, Мирбах занял, видимо, довольно твердую позицию в отношении перевоза Царской Семьи в Москву и обеспечении ее безопасности. По словам Нейдгарта, Мирбах его заверил, что он не только потребовал от большевиков не предпринимать в отношении нее никаких насильственных действий, но и «сопроводил требование угрозой».[675]

Но немцы уже начинали терять свое бесконтрольное влияние на большевиков. Нейдгарт даже спросил Мирбаха: «Что он собой представляет в Москве: диктатора, посла или просто пленника большевиков?»[676]

Тем не менее имеются сведения, что немцы начали переговоры с большевистским правительством об освобождении Царской Семьи. Входивший в состав германского посольства в России доктор Рицлер показывал следователю Соколову в 1921 году в Берлине «ряд документов на немецком языке, из содержаний которых видно: 1) что между Кюльманом и Рицлером, с одной стороны, Чичериным и Иоффе и иногда Радеком, с другой, велись переговоры, причем германское правительство настаивало на ограждении жизни Царской Семьи; 2) что эти переговоры велись в июне и июле месяцах 1918 года».[677]

Одновременно с этими переговорами, по всей вероятности, большевики начинают следующий этап дезинформации немцев. По характеру эта дезинформация очень напоминает стиль Свердлова. Теперь ее главная цель была уверить немцев в том, что Государь будет вывезен из Екатеринбурга на территорию, подконтрольную немцам. Большевики распускают в прессе слухи, что Царь вот-вот должен появиться в Москве, где над ним будет совершен «суд», а вероятнее всего, никакого суда вообще не будет, а Царскую Семью вышлют за границу. То есть именно то, что говорил Яковлев в Тобольске. Вот лишь два сообщения на эту тему из газеты «Новое Слово». 29 мая 1918 года газета пишет: «Дело бывшего царя. В заседании коллегии обвинителей обсуждался вопрос о порядке возбуждения судебного следствия против царя Николая Романова. После разработки этого вопроса коллегия обвинителей представит свой доклад на заключение ЦИК, от которого зависит окончательное разрешение вопроса о предании суду Романова».[678]

19 июня 1918 года, то есть меньше чем за месяц до убийства Царской Семьи, «Новое Слово» сообщает: «Обвинения против Николая Романова. В свое время сообщалось в печати, что в компетентных кругах был поднят вопрос о предании суду Николая Романова. В настоящее время определенно передают, что вопрос о предании суду Николая Романова отпал. /…/ В настоящее время в компетентных кругах определенно передают, что по соображениям политического характера Николай Романов вряд ли предстанет перед судом революционного трибунала. Ни в одном из учреждений не ведется следствия о действиях Николая Романова и, вероятнее всего, предстоящий Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов вынесет постановление подвергнуть остракизму семью Романовых и выслать их из пределов Российской Федеративной республики за границу».[679]

Эти слухи должны были успокоить немцев. Но одновременно им же было сообщено, что в целях спасения Императора неоднократно будет пускаться слух об его убийстве, но этому слуху верить не надо. Слухи о готовящемся убийстве Государя появляются один за другим. То же «Новое Слово» буквально на следующий день после сообщения о предстоящей высылке Царской Семьи за границу, 20 июня, сообщает: «Слухи о Николае Романове. Как передают, слухи об убийстве Николая Романова возникли следующим образом: из Екатеринбурга в советских кругах была получена телеграмма, сообщавшая об убийстве Николая Романова. Телеграмма эта была никем не подписана и вызвала, естественно, сомнение. Однако слухи о телеграмме распространялись по городу и стали сообщать об убийстве уже как о факте. Вчера из Екатеринбурга было получено несколько телеграмм, свидетельствующих, что в городе не произошло ничего удивительного».[680]

На следующий день, 21 июня, слухи об убийстве Государя приобретают в «Нашем Слове» все более подробный характер: «Слухи о Николае Романове. Несмотря на то что слухи об убийстве Николая Романова не получили до сих пор официального подтверждения, они продолжают циркулировать в Москве. Вчера, со слов лица, прибывшего из Екатеринбурга, передавалась следующая версия о случившемся: Когда Екатеринбургу стало угрожать движение чехословаков, по распоряжению местного совдепа отряд красногвардейцев отправился в бывший губернаторский дом, где жили Романовы, и предложил царской семье одеться и собраться в путь. Был подан специальный поезд в составе трех вагонов. Красноармейцы усадили Романовых в вагон, а сами разместились на площадках. По дороге будто бы Николай Романов вступил в пререкание с красноармейцами и протестовал, что его увозят в неизвестном направлении, то в результате этой перебранки красноармейцы якобы закололи Николая Романова. Тот же источник передает, что великие княжны и бывшая императрица остались живы и увезены в безопасное место. Что же касается бывшего наследника, то он тоже увезен, отдельно от остальных членов семьи. Все эти сведения, однако, не находят подтверждения в советских кругах».[681]

Любопытно, что в этом сообщении «Нового Слова» почти дословно была приведена та самая ложь, которую после 17 июля 1918 года большевики будут распространять про убийство Царской Семьи.

Одновременно с ложными слухами об убийстве распространяются сведения о том, что Царская Семья перевезена из Екатеринбурга в другое место. 3 июля 1918 года, то есть за две недели до убийства, французская «Maten» со ссылкой на русские источники сообщает: «Семья Романовых переведена в Котельнич, маленький город Вятской губернии. Тем временем невозможно проверить, находится ли там же сам Царь. Имеются сообщения, что кайзер восстановит Царя на его престоле».[682]

4 июля 1918 года «Новое Слово» публикует следующую маленькую заметку: «В церковных кругах Петрограда передают, что бывшая императрица Александра Федоровна желает принять монашество».[683]

Эти ложные слухи должны были подготовить общественное мнение, а также и немцев к возможному «исчезновению» Царской Семьи, с такой целью, чтобы это «исчезновение» воспринималось либо как очередная «утка», либо как продолжение осуществления германского плана вывоза Царской Семьи из пределов России.

Для большей убедительности неоднократно публиковались советские «опровержения» подобных «слухов». 26 июня 1918 года «Известия ВЦИК» публикуют следующее опровержение, которое распространяется всеми ведущими газетами: «Екатеринбург, 24.06. Слух об убийстве бывшего царя Николая Романова есть очередная провокационная ложь. Тов. Председателя исполкома Затвоск. Секретарь Короболкин».[684]

Скорее всего, Свердлову удалось ввести немцев в заблуждение и в этом вопросе. Вот что сообщал по этому поводу князь А. Н. Долгоруков: «Летом 1918 года в Киеве проживал член Государственного совета киевский губернский предводитель Федор Николаевич Безак. Мы оба с ним входили в одну и ту же монархическую группу. Я хорошо помню, 5 или 6 июля по новому стилю, Безак позвонил мне по телефону и сказал, что сейчас ему звонил граф Альвенслебен и сообщил ему, что сейчас он будет у Безака и передаст ему какое-то важное известие. Этот Альвенслебен — бывший дипломатический чиновник германского министерства иностранных дел. В эпоху гетманства он, будучи призван по мобилизации, состоял при главнокомандующем Эйхгорне, а затем — Кирбахе. Бабушка его была русская, как он сам говорил, кажется, графиня Киселева. Он был вхож в русские круги и считался монархистом и русофилом.

Я отправился к Безаку, куда вскоре приехал Альвенслебен. Разговор наш шел с ним в присутствии четырех лиц. Альвенслебен сообщил нам, что император Вильгельм желает во что бы то ни стало спасти Государя Императора Николая II и принимает к этому меры; что в целях спасения Государя он куда-то перевозится, но что в настоящий момент немцы потеряли его след. Альвенслебен предложил нам с Безаком прийти на помощь этому делу спасения Государя в следующей форме…», далее Альвенслебен предложил создать и послать на поиски Государя три группы офицеров в Котельнич, Москву и Екатеринбург. Офицеры должны были быть снабжены немецкими паспортами, которые Альвенслебен обязался предоставить, и деньгами, которые должны были собрать монархисты в Киеве. «Альвенслебен, — продолжает Долгоруков, — в разговоре с нами уверял нас, что нам следует вполне положиться на них, немцев, определенно давая нам понять, что император Вильгельм желает спасти Государя и что меры, которые он предлагает, необходимы именно в целях его спасти.

Во время этого разговора Альвенслебен предупредил нас, что между 16 и 20 июля (по новому стилю) распространится слух или известие об убийстве Государя; что слух этот или известие не должен будет нас беспокоить: как и слух, имевший место в июне, он будет ложный, но что он необходим в каких-то целях именно Его спасения. В то же время он просил нас держать разговор с ним в секрете, делая наружно вид, что мы верим известию о смерти Государя».[685]

Этот разговор весьма примечателен. Он проходил 5–6 июля, то есть накануне или даже в самый день убийства в Москве германского посла графа Мирбаха. Убийство было крайне опасным для правительства Ленина, так как немцы немедленно потребовали ввести в Москву свой батальон для охраны посольства, что на деле могло означать свержение советской власти. 15 июля 1918 года, то есть за два дня до убийства Царской Семьи, Ленин обращается ко всем рабочим, крестьянам и солдатам Красной Армии. Это воззвание было одобрено и подписано также Свердловым. В нем большевики в самых решительных тонах отказывают немцам в праве введения в Москву германских солдат и угрожают началом тотальной войны с немцами. В этом обращении, между прочим, говорится: «Если война, вопреки всем нашим усилиям, станет фактом мы почерпнем новые силы из беспощадного подавления как безумноавантюристических (лево-эсеровских), так и сознательно-классовых (помещичьих, капиталистических, кулацких) деятелей контрреволюции».[686] Напомним, что до убийства Царской Семьи оставалось два дня.

Читать статью  Семейный кризис после рождения малыша

Официально Мирбаха убил левый эсер Я. Блюмкин. Однако за этот крайне опасный для большевиков поступок он не только не был никак наказан, но впоследствии принят в большевистскую партию и направлялся на особо секретные партийные задания. Скорее всего, убийство Мирбаха было непосредственно связано с подготовкой убийства Царской Семьи. Скорее всего, требование Мирбаха о переводе Государя в Москву стало категоричным, и большевикам нужно было немедленно что-то делать. Скорее всего, ими для немцев была состряпана ложь о перевозе Царя опять в Москву, с вариантом новых «самостоятельных» местных властей. Одновременно они, видимо, заранее ввели немцев в заблуждение, открыв им дату убийства Царя, но под таким видом, чтобы они не поверили в это убийство и не предприняли никаких враждебных большевикам демаршей. Все это совершенно укладывается в общую схему большевистской тактики.

Но вот что примечательно, так это позиция в этом вопросе Ленина. Троцкий писал, что летом 1918 года он предлагал организовать над Государем «открытый судебный процесс, который должен был развернуть картину всего царствования (крестьянская политика, рабочая, национальная, культурная, две войны и проч.), по радио ход процесса должен был передаваться по всей стране; в волостях отчеты о процессе должны были читаться и комментироваться каждый день. Ленин откликнулся в том смысле, что это было бы очень хорошо, если бы было осуществимо, но времени может не хватить».[687]

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

В. И. Ленин

В. И. Ленин Формула «диктатура пролетариата» не сходила с уст большевиков, и прежде всего Ленина, долгие годы. Ленин утверждал: «Диктатура пролетариата есть власть, осуществляющаяся партией, опирающейся на насилие и не связанной никакими законами». Между тем пролетариат

Ленин и Сталин

Ленин и Сталин В начале 20-х годов хроническое переутомление, многолетняя работа сверх всяких сил сказались — Иосиф опять едва не умер. Приступ аппендицита, к которому он отнесся легкомысленно, окончился перитонитом. Это и сегодня тяжелое заболевание, а при тогдашнем

СТАЛИН И ЛЕНИН

СТАЛИН И ЛЕНИН После завтрака решила побродить по парку. Сталин, присоединившись ко мне, спросил:— Вам здесь нравится, Верочка?— Очень, — ответила.Сталин вздохнул:— Вы еще плохо знаете Сочи. Грузия — чище и красивее Москвы, а мы, грузины, более талантливы и

Ленин в 1917 г.

Ленин в 1917 г. Два одиозных политика — Гитлер и Ленин — родились почти в один день: первый — 21 апреля, второй — 22-го). Первый для большинства стал воплощением зла, второй для достаточно большой части населения Земли долгое время оставался и все еще остается воплощением

Ленин в Шушенском

Ленин в Шушенском В 1720-х годах на месте нынешнего села Шушенское саянские казаки заложили первое русское поселение, а через 20 лет в документах Красноярской приказной избы оно упоминается уже как «деревня Шуша». Свое название поселение получило от речки Шуши, на берегах

Ленин

Ленин Вопрос о причастности к убийству Царской Семьи Владимира Ильича Ульянова (Ленина) стал рассматриваться в отечественной историографии лишь недавно. В советское время, когда Ленин был превращен в сказочный лубок и лжеикону, говорить всерьез об изучении жизни Ленина

23. ЛЕНИН И ГОРЬКИЙ

23. ЛЕНИН И ГОРЬКИЙ Когда советское правительство переехало из Петрограда, Ленин поселился в московской гостинице «Националь» на углу Моховой (ныне Карла Маркса) и Тверской (ныне Горького). Позже он и Крупская заняли квартиру из пяти маленьких комнат в Кремле. Гость,

«Ленин — бог безбожных»

«Ленин — бог безбожных» Роман этот заслуживал бы большого и обстоятельного критического разбора, тем более что такой разбор происходил бы теперь на фоне поспешной перекраски личности В. И. Ленина и его деятельности, развернувшейся в газетно-журнальной и даже книжной

Глава 6 Ленин

Глава 6 Ленин Несомненно, центральной фигурой большевизма был Ленин. Большевизм опосредован личностью Ленина, его энергией, его непримиримостью, его логикой. Однако было бы неверно утверждать, что большевизм был замкнут исключительно на фигуру Ленина. Это отрицал и сам

Русский Ленин

Русский Ленин Образ Ленина служил отличным подспорьем в деле русификации, новой линии в проводимом коммунистической партией культурном строительстве. В средней школе в обязательную программу были включены стихи о русском Ленине: школьник утверждался в мысли, что

8.1.9. Ленин и XX век

8.1.9. Ленин и XX век Выше говорилось о том, что человеком второго тысячелетия, согласно опросу значительной группы сведущих людей, был признан Чингисхан. 31 декабря 1999 г. журнал «Тайм» объявил человеком XX в. Альберта Эйнштейна. Опрашивались американские историки, журналисты

Н. Ленин О двоевластии

Н. Ленин О двоевластии Коренной вопрос всякой революции есть вопрос о власти в государстве. Без уяснения этого вопроса не может быть и речи ни о каком сознательном участии в революции, не говоря уже о руководстве ею.В высшей степени замечательное своеобразие нашей

Ленин и его помощники

Ленин и его помощники …Октябрь 1917 года. Весть о революции разнеслась с быстротой молнии.– Рабочие взяли власть в свои руки, – говорили крестьяне в нашей деревне. – Нам тоже надо идти по пути с ними, а помещикам теперь капут.Детвора не понимала многих выражений. Что такое

Ленин и его революция

Ленин и его революция Большевистская революция во главе с Лениным (реально в Петрограде ее осуществлял Троцкий) произошла почти незаметно. Массовые беспорядки закончились разгромом всех учреждений, которые некому было защищать. Наконец, добрались до Зимнего Дворца,

Имел ли Ленин какое-то отношение к расстрелу царской семьи

Ленин

Семья Романовых была расстреляна, не пощадили ни женщин, ни маленьких детей. Это стало вопиющим актом жестокости, который вошел в историю. Но никто доподлинно не знает, чем это было — своеволием отдельных людей, или спланированной советским руководством казнью.

Имел ли Ленин отношение к расстрелу царской семьи?

Акт мести

На причастность Ленина к расстрелу царской семьи указывают многие факты, но не существует ни одного документального подтверждения.

Историки указывают на простую связь — старший брат Ульянова Саша был расстрелян по приказу царя. Когда раскрылось покушение на Александра III, никого не пощадили.

Расстрел царской семьи

Живой Николай II был опасен для вождей революции — Ленина и Свердлова. Но и заявить на весь мир о том, что они собираются казнить всех членов царской семьи — большевики боялись.

Косвенные доказательства

Когда накануне страшного дня расстрела Ленину донесли, что журналисты из Копенгагена трубят об убийстве русского царя — вождь революции все опроверг. Мол, это было буржуазным наговором.

Но, историки Хрусталев и Буранов, утверждают, что Ленин и Свердлов планировали открыто судить царя. Иван Попов, приближенный в Ленину писатель и журналист, также не отрицает, что Ленин о планирующемся расстреле знал.

Существует якобы телеграмма, в которой Ленину пишут что «суд откладывать нельзя». Документ отправлен в день расстрела. О каком суде идет речь — конечно, доказать невозможно.

В дневник Троцкого упомянуто, что большевики во главе с Лениным неоднократно обсуждали судьбу царя и его семьи.

Крупская подтвердила, что в роковую ночь ее супруга дома не было, он занимался рабочими делами.

Существовала официальная версия, что Ленин не знал о массовом расстреле. Что после казни он получил телеграмму, что казнен только Николай II, семья же его отправлена в ссылку. А позже появились данные, что в пути все Романовы погибли — что выглядит очень странно.

Тот же историк Хрусталев, утверждает, что Ленин получал информацию, что казнь всех Романовых совершена. Но это было в зашифрованном виде.

В любом случае документальных фактов причастности Ленина к казни Романовых не существует. Но, возможно, большевики просто позаботились, чтобы их не было.

Газета «Правда». Ленин непричастен к гибели царской семьи

Разговор со старшим следователем по особо важным делам Владимиром СОЛОВЬЁВЫМ ведёт политический обозреватель «Правды» Виктор КОЖЕМЯКО

«Уважаемый главный редактор «Правды»! Пишет вам член КПСС—КПРФ с 1965 года, ветеран педагогического труда Дзыра Степан Фёдорович из села Завьялово Знаменского района Омской области. Около десяти лет назад ваша газета в трёх номерах напечатала очень интересную беседу со следователем по особо важным делам, который много лет занимался историей гибели отрёкшегося от престола российского царя Николая II и его семьи в 1918 году. И твёрдое заключение следователя состояло в том, что В.И. Ленин непричастен к этой трагедии, вокруг которой распространяется множество фальсификаций и политических спекуляций.

Можно не сомневаться, в связи с предстоящим 100-летием тех событий антиленинский и вообще антисоветский, антикоммунистический накат поднимается с новой силой. Ему с позиций исторической правды надо противостоять. Между тем, например, мои номера «Правды» с публикацией, о которой я пишу, давно «зачитали». Да и с тех пор выросли молодые люди, не знающие этой беседы совсем. Вот почему очень прошу ещё раз напечатать её на страницах вашей газеты. Думаю, к просьбе моей присоединятся многие».

Автор этого письма прав: такое его обращение в нашу редакцию не единственное. Что вполне понятно.

Действительно, трагедия 17 июля 1918 года в Екатеринбурге, где была расстреляна семья последнего русского царя, стала за годы антисоветской «перестройки» и буржуазных «реформ» поводом для колоссальных политических спекуляций. Её постарался использовать в своих целях Ельцин.

О ней вспоминают при каждой очередной вспышке антикоммунистической истерии. А если кто-то опять и опять кричит о ликвидации ленинского Мавзолея, то, конечно, екатеринбургские события выдвигаются как один из главных пунктов в обвинении вождя большевиков.

Обвинение это стало уже настолько расхожим, что прочно засело в головах многих. Тем более что выстроена и психологическая схема, которая некоторым кажется просто неопровержимой. Как же! Старший брат Ленина был повешен за участие в попытке покушения на отца Николая II, а «кровожадный Ульянов» за это отомстил, убив не только самого царя, но также и его жену, и детей.

Всё это в разных вариациях повторяется, повторяется, повторяется: «Ленин убил Николая и его семью».

Но вот иное мнение. Гораздо авторитетнее и заслуживающее несравненно большего внимания. Его высказывает человек, ставший сегодня, может быть, самым осведомлённым знатоком всего, что связано с теми историческими событиями.

Напомним: это — Владимир Николаевич Соловьёв, который был старшим следователем по особо важным делам в Прокуратуре РФ, а потом занял ту же должность в Главном следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации. Уголовным делом по убийству Николая II и его семьи он занимался с 1993 года, когда оно было возбуждено в связи с найденным под Екатеринбургом захоронением с останками девяти человек. Потребовалось опознание, а для этого — разносторонние экспертные работы, к которым следователь привлекал учёных и других квалифицированных специалистов, в том числе иностранных.

Дальнейшее известно. Кто-то согласился с заключением экспертов, кто-то — нет, но в 1998 году состоялись торжественные похороны этих останков в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга как останков царской семьи.

Тогда уголовное дело было прекращено, а вновь возобновлено уже в 2007 году: неподалёку от того захоронения местные поисковики нашли фрагменты ещё двух человек, по предположению — сына и дочери Николая II. И опять следствие по этому делу с участием многих экспертов, завершённое постановлением от 15 января 2009 года, вёл Владимир Николаевич Соловьёв.

Подробности тех его расследований — огромная тема. Но мы сегодня будем говорить не о ней. Я уже отметил, что за долгое время этой кропотливой работы, поглотившей его целиком, Владимир Николаевич стал уникальным знатоком всех обстоятельств истории, происшедшей 100 лет назад. Он изучил массу документов, воспоминаний, свидетельства очевидцев и материалы всевозможных исторических исследований, проводившихся в разные годы.

Так вот, один из выводов, который он для себя сделал, следующий: Ленин непричастен к расстрелу бывшего царя и его семьи.

Чтобы полнее представить аргументацию следователя (подчеркну: в данном случае не имеющего никакой политической ангажированности и заинтересованности!), мы и предлагаем вниманию читателей текст этой беседы с ним, публикуемый повторно.

«У меня есть основания это утверждать»

— Владимир Николаевич, я совершенно случайно узнал о вашем выводе относительно позиции Ленина в деле царской семьи. Вы пришли к решению, что расстрел был совершён не только не по его инициативе, но и без его согласия?

— У меня есть основания это утверждать.

— На чём они базируются?

— Прежде всего на реальности взаимоотношений, которые были тогда между центром и провинцией, то есть между властью в Москве и на местах. Далеко не всё в этих отношениях к тому времени стабилизировалось, и далеко не всегда чётко срабатывали указания из центра. Ведь Советская власть только устанавливалась. Вообще, дабы понять происшедшее так, как оно происходило, надо представить всю сложность ситуации в её исторической конкретности. А нынче всё предельно упрощают.

— Приведите пример той сложности, которую вы имеете в виду.

— Пожалуйста. Не знаю, известно ли вам, но абсолютному большинству, я уверен, неизвестно, что в это время, о котором мы говорим, слово «ленинец» среди многих уральских большевиков, включая местное руководство, было чуть ли не ругательным.

— Почему?

— Брестский мир стал причиной. Ленин — это Брестский мир, то есть компромисс. А радикалы против компромиссов. Они вовсе не за начало мирного строительства, а за расширение революционного пожара. Из-за Брестского мира, помните, у Ленина происходит резкое столкновение даже с Дзержинским. Ленин, получается, в глазах многих теперь какой-то оппортунист-примиренец.

Далее противостояние с радикальными силами как в самой большевистской партии, так и вне её (вспомним мятеж левых эсеров в начале июля того же 1918-го) пойдёт по нарастающей.

— Это понятно. Недаром через два года Ленин напишет известную свою работу «Детская болезнь «левизны» в коммунизме».

— Так вот, руководство уральских, екатеринбургских большевиков эта самая «левизна» основательно захватила. И Ленин в тот момент не был для них безусловным авторитетом. Тем более что здесь работали революционеры с большим стажем, мысленно считавшие себя (по крайней мере, некоторые из них) деятелями, может, не меньше или на равных с Лениным. И уж точно — гораздо революционнее!

— Это определяло и отношение их к проблеме царской семьи?

— Конечно. Рвались решить её в своём духе — радикально. А вот для Ленина такое оказывалось неприемлемым. Больше того, я пришёл к выводу, что расстрел был даже своего рода провокацией против Ленина и той линии, которую он проводил.

Представьте, левыми эсерами, то есть теми же радикалами, в начале июля 1918 года убит германский посол Мирбах. Это — провокация, чтобы вызвать обострение отношений с Германией, вплоть до войны. И уже появилась угроза, что в Москву будут посланы германские воинские части. Тут же — левоэсеровский мятеж. Словом, всё балансирует на грани. Ленин прилагает огромные усилия, дабы как-то сгладить навязанный советско-германский конфликт, избежать столкновения. Так зачем же ему в этот момент расстрел германских принцесс, каковыми считались дочери Нико-лая II и Александры Фёдоровны?

Нет, Ленин даже по таким сугубо прагматическим политическим соображениям не мог этого хотеть и, убеждён, к этому никак не стремился. Наоборот, совершённое фактически было направлено против него.

— Ленин был за суд над бывшим царём?

— Да. Предполагалось, что такой суд состоится, и Троцкий хотел выступить в качестве обвинителя. Впрочем, Троцкий, который уж точно считал себя не меньше, а больше Ленина, в это время начинал разыгрывать свою игру.

Временное правительство буквально засыпали телеграммами и письмами с требованием немедленно и безо всякого суда «пустить в расход» царя и его семью

— Поскольку мы заговорили о суде, я вспомнил, что Временное правительство тоже собиралось устроить суд над Николаем II.

— Над ним и над бывшей императрицей. Вскоре после Февральской революции была учреждена Чрезвычайная следственная комиссия (ЧСК) для расследования преступлений царской семьи и высших должностных лиц России. Речь шла о государственной измене и многом другом.

— Я читал о работе этой комиссии у Александра Блока, который, кажется, активно в ней участвовал. Но, насколько я знаю, одновременно шли переговоры о высылке царской семьи за границу?

— А кто их вёл и с кем?

— Да те же люди, которые руководили подготовкой судебного процесса, в самый разгар этой подготовки вели переговоры об отправке царя и его семьи в Англию. Замечу, что при разработке акта отречения от престола вопрос о возможном царском выезде из России официально не рассматривался. Но сохранилась записка низложенного императора от 4 марта 1917 года, переданная председателю Временного правительства князю Львову. Судя по ней и по резолюции от 6 марта, просьба Николая о выезде за границу была поддержана.

— Сразу имелась в виду Англия?

— А почему?

— Наиболее тёплые, даже дружеские личные отношения изо всех зарубежных монархов сложились у русского императора с английским королём. В Англии Николаю, который носил в России довольно скромный воинский чин полковника, были присвоены высшие звания — фельдмаршал армии и адмирал британского флота. Такие же, какие носил сам король Георг V. Кстати, интересная подробность: Николай II и Георг V внешне были очень похожи. Иногда они, меняясь формой, разыгрывали окружающих.

Короче, казалось бы, Великобритания для отъезда венценосной семьи — наилучший вариант. Где-то около 7 марта министр иностранных дел Милюков встретился с английским послом в России Джорджем Бьюкененом и попросил выяснить позицию британского правительства по этому вопросу. И уже 10 марта посол сообщил, что правительство его страны положительно относится к идее переезда царской семьи в Великобританию.

Керенский, на которого Временное правительство возложило все проблемы, связанные с этой семьёй, начал вплотную заниматься подготовкой отправки её за рубеж.

— Почему же это не состоялось?

— Немедленному отъезду помешала работа Чрезвычайной следственной комиссии, которая, при всех этих закулисных переговорах, всё-таки продолжалась. Но и ещё одна серьёзная проблема возникла, когда практически хотели приступить к реализации этого плана: а удастся ли обеспечить безопасный проезд царственных особ до порта Романов, то есть до Мурманска?

Дело в том, что слухи о готовящемся отъезде царя за рубеж каким-то образом вышли за пределы узкого круга и вызвали бурю возмущения во многих общественных организациях. Вот ведь от чего нельзя отвлекаться при рассмотрении событий того времени! Я говорил о радикальном крыле большевистской партии. Но в 1917-м и позднее настрой в массе русского населения был предельно радикальным. В том числе и по отношению к «царскому вопросу». Учтите следующее: огромное количество организаций с мест, представлявших различные партии (так называемые демократические, что особо надо подчеркнуть!), буквально засыпали Временное правительство телеграммами и письмами с категорическим требованием немедленно и безо всякого суда «пустить в расход» царя и его семью.

—Да, это действительно серьёзно. Нынче мало кто представляет реальное настроение большой части общества в то время. Внушили, что абсолютное большинство в России было убеждёнными монархистами и лишь «беспощадная шайка большевиков-ленинцев» стремилась к убийству царя.

— Монархистов в России тогда, пожалуй, было гораздо меньше, чем теперь. Все демократы! Колчак — демократ, Краснов — демократ, Деникин — тоже. Потому так легко и произошла Февральская революция. От царя почти все отреклись, даже церковь.

— Мы в «Правде» недавно печатали заявления церковных деятелей, опубликованные после Февраля: сплошной восторг по поводу свержения самодержавия!

— Могу добавить весьма показательный факт. Когда встанет вопрос о переезде царской семьи в Тобольск, ни один священнослужитель не захочет отправиться вместе с ней. В том числе царскосельский священник и духовник семьи протоиерей Александр Васильев. Он откажется ехать, как и другие священнослужители. Поэтому в Тобольске окормлять царя и его семью придётся местному батюшке, по совпадению — тоже Васильеву, отцу Алексею.

— Но давайте вернёмся к вопросу, почему венценосная семья не была перевезена в Англию.

Читать статью  6 причин наконец решиться на покупку квартиры

— А потому, что Англия пересмотрела своё первоначальное решение. Так сказать, «одумалась». Ровно через месяц, 10 апреля 1917 года, король Георг V даёт указание своему секретарю лорду Станфордхэму предложить премьер-министру, «учитывая очевидное негативное отношение общественности, информировать русское правительство о том, что правительство Его Величества вынуждено взять обратно данное им ранее согласие».

— А что имелось в виду под «негативным отношением общественности»? О какой общественности речь — об английской или российской?

— Надо полагать, и той, и другой. В массе настроение англичан вовсе не было таким уж благожелательным к России, чтобы спасать её самодержца. А о настроении в самой России, которое английскому королю, разумеется, было хорошо известно, я уже сказал.

Словом, думая о том, как дальше вести дела со страной, жители которой в массе своей решительно настроены против бывшей царской семьи, а также опасаясь, что укрывательство этой семьи и самого царя может помешать отношениям с Россией в будущем, Георг V счёл за благо отказать своему давнему другу в приёме.

— Что ж, факт, кое-что говорящий на тему «нравственность и политика». В данном случае — английская политика.

— Ничего удивительного: правители Великобритании всегда исповедовали крайний государственный эгоизм. Так что судьба царя как таковая мало их волновала.

— Ну а были варианты выезда в другие страны?

— Судя по всему, другие тоже не слишком-то горели желанием принять у себя опальную семью бывшего российского императора. Ни Франция, ни Дания, ни Греция или Испания — называю государства, где раньше вроде бы высоко ценили Николая II. Только немцы, как ни парадоксально, постоянно интересовались судьбой бывших русских царевен и одновременно германских принцесс.

Бывшему «хозяину земли русской» искали укромное место во взвихренной революцией стране

— Значит, поскольку варианты отправки царя за рубеж отпали, Временное правительство принимает решение о Тобольске?

— Однако почему обязательно надо было куда-то эту семью вывезти и почему возник именно Тобольск?

— Николай II вместе с семьёй, как известно, находился под домашним арестом в Царском Селе. Но близость к бурлящему революционному Петрограду была для них опасной, причём со временем опасность не уменьшалась, а, наоборот, возрастала. Несмотря на основательную охрану, возможен был и самосуд. Учитывая те массовые радикальные настроения, про которые мы говорили.

— То есть царя надо было где-то укрыть?

— Разумеется. Укрыть от реально грозящей расправы — не большевистской, а чьей угодно. Керенский именно об этом думал. Сибирский Тобольск виделся в тот момент подходящим местом, тихим, укромным.

— Члены царской семьи тоже хотели уехать подальше от кипящей столицы?

— Они-то хотели, но место переезда представляли себе совсем иное. Не Тобольск, а Крым. Были уверены, что их отвезут туда и они смогут спокойно жить в своём дворце — так сказать, на средства царя в отставке. Временное правительство и пошло бы на это, но к августу 1917-го стало совершенно ясно, что страной, особенно окраинами, оно фактически не управляет. И Крым среди этих окраин оказался слишком горячим местом. Тогда и возник Тобольск.

— Итак, Временное правительство решило переправить Николая II и его семью из Царского Села в Тобольск. Переезд туда прошёл спокойно?

— Это было похоже на военную операцию. Подготовили два состава, разместили в них 45 приближённых царской семьи, 330 солдат и 6 офицеров. Все солдаты отличились в боях, много было георгиевских кавалеров. И возглавил эту военную силу полковник Кобылинский.

А рабочие-железнодорожники, узнав о предстоящей отправке царской семьи, до последнего грозили поездку сорвать. Правительство опасалось и нападений в пути, поэтому было дано указание большие станции проезжать, останавливаясь для пополнения угля и воды лишь на маленьких. Собственно, так оно и было. Иногда в чистом поле останавливались, чтобы пассажиры могли погулять.

Вышел царский поезд ранним утром 14 (27) августа. Ещё, можно сказать, ночь была. Создана обстановка строжайшей секретности. Окна в главном секретном вагоне плотно зашторены. И на вагоне этом — надпись: «Японская миссия Красного Креста». Поезд шёл под японским флагом.

— А почему? С чем был связан именно этот флаг?

— В целях той же секретности. Маскировка. Ну а Япония ведь считалась в это время союзницей России.

— Эксцессов по ходу путешествия не возникло? Оно не было замечено?

— Интересно, что всполошились не где-нибудь, а в «роковом городе» Екатеринбурге. Хотя два странных состава проследовали ещё на рассвете, но здесь о присутствии в поезде царственных особ откуда-то стало известно. И во ВЦИК пошла телеграмма, что, по слухам, поезда с царём и семьёй идут в Ново-Николаевск (нынешний Новосибирск), чтобы оттуда уйти через Харбин за границу. Для предотвращения этого из Екатеринбурга разослали телеграммы в Ново-Николаевск, Красноярск, Иркутск. Между тем царь и вся его семья спокойно спали.

Дальше довольно благополучно добрались до Тюмени, а оттуда, пересев на пароход «Русь», по рекам Тура и Тобол отправились к месту назначения. В Тобольск прибыли 19 августа по старому стилю (по новому — 1 сентября).

— И где разместились?

— В доме, где жил последний тобольский губернатор Ордовский-Танаевский. Он к этому времени уже съехал, власть была у представителей Временного правительства и городского головы Шалабанова. Они срочно готовили жильё необычным новым постояльцам. Всё там чистили, красили, дом обносили надёжным забором.

— Большой дом?

— Восемнадцать комнат, причём просторные, так что места всем хватило. При доме, по словам Николая II, были «так называемый садик» и «скверный огород».

— Широко известны фотографии, на которых бывший царь колет дрова. Говоря современным языком, фотографы в этом видели, наверное, особый «прикол».

— Да, Николай заготавливал дрова, пилил, колол. Сперва сухую сосну во дворе спилили, потом берёзу. А затем привезли круглого леса, который он стал «разделывать». Ему нужна была физическая нагрузка. Позднее, когда большевик Мячин-Яковлев, о котором речь у нас впереди, будет рассказывать в интервью «Известиям» о своей первой встрече с тобольским ссыльным, он отметит его свежий вид, а на руках — появившиеся рабочие мозоли.

Тобольску недолго суждено было оставаться тихим местом

— Однако, как легко представить, «укромное, тихое место» — Тобольск — совсем недолго продолжало оставаться таковым?

— Действительно, легко представить. Ветры из столиц долетали сюда, а там происходили события грандиозные. Смена власти! И это создаёт в Доме Свободы (так к тому времени именовался бывший губернаторский дом в Тобольске) ситуацию некоей неопределённости и повышенной напряжённости.

Учтите хотя бы следующее. Временное правительство перестало платить зарплату солдатам царской охраны, а большевистское ещё не начало. К тому же революционизация среди солдат нарастает. Солдатское собрание, например, постановило снять погоны. Теперь в Тобольске за ношение погон можно было получить неприятности. Бывало, местные жители нападали на людей в погонах и избивали их, а погоны срывали. Солдатский комитет гарнизона 3 января 1918 года решает снять погоны с Николая II.

— То есть от желанной для царской семьи изолированности и покоя мало что остаётся?

— Покоя, собственно, к этому времени давно уже нет. Мешками приходили письма в бывший губернаторский дом, особенно много в адрес Александры Фёдоровны. Писалось о её отношениях с Григорием Распутиным, высказывались всякие скабрёзные предложения царевнам. Как ни удивительно, даже из Америки письма добирались.

— А как новая власть в столицах реагирует на продолжающееся пребывание царской семьи в Тобольске?

— Первое время — никак. Не до этого было. Да и не возникало поводов особо заниматься «бывшими». Ну живут там и живут, каких-то политических телодвижений не совершают — и ладно.

Однако у екатеринбургских большевиков с их повышенно радикальной, как я уже говорил, настроенностью проявляется всё больший интерес к Тобольску. Тем более что оттуда начинают упорно ползти слухи: царская семья замыслила побег. Достигая Екатеринбурга, слухи эти затем не только широко транслируются, но и усиливаются, в чём-то дополняются.

Слухи растут. Они публикуются в газетах, причём, подчеркну, далеко не только и не столько большевистских. Пока ещё много разных газет. Пишут, например, что царь развёлся с царицей. Сообщают, будто Николай постригся в монахи и ушёл в Абалакский монастырь. Есть известие, что он вообще убежал в неизвестном направлении. Вовсю муссируется слух, что у причала на Иртыше стоит в полной готовности лёгкая шхуна «Святая Мария» — специально для того, чтобы умчать царскую семью за границу.

Иногда опровержения на подобную «информацию» тоже печатают, но редко и самым мелким шрифтом на последней странице газеты. А слухи-то бегут! Они воспринимаются взахлёб, как авантюрный роман. Они будоражат и тихий Тобольск, и настороженно-грозный Екатеринбург, всё более внимательно следящий, что же там, в Тобольске, вокруг царской семьи происходит.

Вдобавок ко всему в этот момент здесь появляется весьма загадочная фигура, которая усиливает интригу.

— Кто же это?

— Волею обстоятельств— мой однофамилец. По имени Борис Николаевич Соловьёв. Личность авантюрная. Зять Распутина — женат на его младшей дочери Матрёне (Марии). А до этого якобы несколько лет провёл в Индии, где обучался гипнозу и всевозможным приёмам оккультизма. Например, убийству на расстоянии. Это он сам о себе друзьям рассказывал. А белогвардейский следователь Николай Соколов, который потом будет заниматься делом о расстреле царской семьи, сочтёт Соловьёва масоном и немецким шпионом.

В Февральскую революцию поручик из вольноопределяющихся Борис Соловьёв делает карьеру — становится адъютантом Гучкова. С помощью скрытых корниловцев получает должность помощника начальника отдела Дальнего Востока при военном министерстве и вроде бы работает в комиссии «по приёмке особо важных заказов для обороны государства». Не знаю, была ли на самом деле такая комиссия — сочинить этот человек мог что угодно. Доподлинно известно: деньги очень любил.

— Но с какой целью появился он в Тобольске?

— С целью освобождения царской семьи. Уже после Октября Соловьёв с непонятными функциями поступает на службу к банкиру Карлу Иосифовичу Ярошинскому, близкому к знаменитой подруге императрицы Вырубовой и вообще к кружку Александры Фёдоровны. Кладут ему 40 тысяч рублей жалованья в год. Одновременно Вырубова уговаривает Ярошинского выдать Соловьёву 25 тысяч рублей для помощи императорской семье. Так вот, получив эти солидные деньги в царских купюрах, Соловьёв и направляется в Тобольск.

— А там как он действует?

— Прямо скажу, странно. Священнику Алексею Васильеву он сообщил, что приехал по поручению «центра» освободить царскую семью и что возглавляет крупную вооружённую организацию. Понятно, это сразу становится известно царю, его семье и всему их окружению, вызвав радость и большие надежды. Ещё бы! Сам зять любимого Григория Ефимовича Распутина прибыл как освободитель.

— И что дальше?

— А дальше практически ничего. Всё оборачивалось какой-то опереттой. Ходит Соловьёв по Тобольску, ходит под окнами губернаторского дома. Императрица из окошка ему улыбается, царь и все остальные о нём говорят. Ссужают ему деньги, кое-что из царских драгоценностей передают. Планы строятся самые фантастические. Например, сплавиться на моторных лодках до устья Иртыша, а потом на север, просить у англичан корабль и плыть в Лондон через Ледовитый океан.

— В общем, одни фантазии?

— Не более того. Но 7 февраля 1918 года Соловьёв возвращается в Петроград и рассказывает, что собрал группу единомышленников и дело освобождения бывшего императора вместе с его семьёй близится к успешному завершению.

Видимо, опытный не только в финансовых делах Ярошинский не очень-то поверил Соловьёву, поэтому выделил на сей раз всего 10 тысяч рублей. Однако тот с помощью Вырубовой продолжил сбор средств среди более наивных и, когда у него было уже несколько десятков тысяч рублей, снова отправляется в Тобольск. Опять к священнику Алексею Васильеву.

Происходит там и ещё одна знаменательная для «освободителя» встреча — с молодым, 19-летним почитателем царской семьи Сергеем Марковым. Ему Соловьёв рассказывает сказки о том, что руководит «братством святого Иоанна Тобольского», созданным для освобождения царя, и входят в эту организацию якобы уже 120 человек. А в Петроград сообщает о создании офицерского отряда в 300 сабель.

— Тоже сказка?

— Но тем не менее Марков стал сподвижником Соловьёва в его авантюре?

— На очень короткое время. Наверное, по заданию Соловьёва Марков отправляется на родину Распутина, в село Покровское, и там до него доходит известие о большой неприятности, случившейся с «начальником»: Соловьёв арестован.

Действительно, это произошло в Тюмени. Борис Николаевич иногда чересчур «зарывался» и терял чувство опасности. Арестовали его большевики. А выручила каким-то чудом распутинская дочь, жена Мария — Мара, как он её называл. В своём дневнике она записала, что слезами залилась, увидев Борю в железной клетке.

Дабы закончить сюжет с этим незадачливым «освободителем» царской семьи, скажу: бежав от большевиков из Тюмени, он был потом снова арестован — уже белыми в Чите. И опять выбрался благодаря той же Маре! Её подругой оказалась подруга печально знаменитого атамана Семёнова. Вот тот и принял меры. А на пальце атаманской подруги появился чистейшей воды императорский бриллиант.

Чтобы предотвратить якобы готовящийся побег, в дело вступают омские, тюменские, уральские.

— Владимир Николаевич, надо бы поконкретнее разобраться, как в начале 1918 года складывались отношения между центральной и местной властью, а если географически — между Петроградом, Москвой, Екатеринбургом и Тобольском. Поскольку, как я понимаю, это были главные адреса, так или иначе оказывавшие влияние на дальнейшую судьбу семьи Николая II.

— Я добавил бы к этим адресам ещё Омск и Тюмень. Дальше поймёте почему.

Если говорить о Тобольске, где по-прежнему оставалась семья бывшего царя, то обстановка там день ото дня всё более накалялась. После разгона Учредительного собрания из Петрограда возвратилась тобольская делегация, которая привезла с собой инструкцию о ликвидации всех местных учреждений и организаций Временного правительства. В конце января 1918-го сложил свои полномочия тобольский губернский комиссар Пигнатти — библиотекарь и краевед, человек достаточно мягкий, который, с точки зрения требований времени, с обязанностями своими не справился и справиться не мог. Сложил полномочия 24 января и Василий Панкратов, назначенный в своё время комиссаром по охране бывшего царя.

— Ну а кто же возглавил новую власть в городе и губернии? Кто стал во главе царской охраны?

— Это всё происходило весьма непросто. И как раз присутствие в городе семьи бывшего императора и его самого стало неким особым обстоятельством, вокруг которого начали сталкиваться разные силы.

Неразбериха с охраной царской семьи нарастала, поскольку на смену старым солдатам из Петрограда прибыли новые, прошедшие революционную школу в столице, но и прежние не ушли. Раздоры, трения между ротами. А вскоре появляются и ещё претенденты на охрану так называемого Дома Свободы.

В начале марта 1918 года из Омска в Тобольск прибыл комиссар Запсибсовета В.Д. Дуцман, и вслед за ним появился отряд из сотни омских красногвардейцев во главе с А.Ф. Демьяновым. Вот он, Демьянов, и был назначен чрезвычайным комиссаром Тобольска и Тобольского уезда.

— Он же возглавил контроль над домом, где находилась семья бывшего царя?

— Омские красногвардейцы действительно первым делом решили взять под свой контроль Дом Свободы. Но не тут-то было! Охрана дома воспротивилась. Тогда Николай II в дневнике записал, что бойцы отряда охраны начали готовить к бою пулемёты.

В общем, схватка могла бы получиться нешуточная. Спасло то, что омский отряд повёл себя довольно спокойно. Фактически он отступил. Вообще, за всё время со стороны его бойцов не было ни одного выстрела. Не был арестован ни один человек, не провели ни одного обыска.

— А в чём состояли их действия?

— Разогнали органы старой власти и создали новый губернский Совет. Председателем его стал Павел Хохряков. Бывший матрос, кочегар броненосца «Император Александр II», он был ещё раньше тайно заброшен в Тобольск екатеринбургскими большевиками. Обосновался здесь, женился, а вот теперь вошёл во власть.

— Но что происходило с охраной царя?

— Она оставалась, как и раньше. Однако поскольку слухи о готовящемся побеге царской семьи распространились к этому времени уже очень широко, то в ряде соседствовавших с Тобольском большевистских организаций решают принять свои меры, чтобы побег предотвратить. И вслед за омским отрядом в Тобольск прибывает отряд тюменский. За царём!

— Что-нибудь им удалось?

— Омичи тюменцев выгнали. Между прочим, царская семья слышала, как со свистом, гиканьем и бубенцами на пятнадцати тройках тюменский отряд покинул Тобольск.

Потом тюменцев сменили уральцы. Две группы уральского отряда под командованием Семёна Заславского прибыли в Тобольск 28 марта и 13 апреля. И тогда же, в апреле 1918-го, из Екатеринбурга прибыл ещё один отряд во главе с Бусяцким.

— У екатеринбуржцев по-прежнему наибольший интерес к царской семье?

— Я говорил об особенно радикальном настрое в руководстве этой организации. Он существенно усиливался влиянием левых эсеров, находившихся в составе Урал-облсовета. Так что здесь ещё раньше на-чали создавать боевые спецгруппы, которые посылались тайно и разными путями к Тобольску, чтобы перекрыть маршруты возможного царского побега. В деревнях члены этих групп для маскировки изображали из себя коробейников.

Но теперь план в Екатеринбурге разработан уже более масштабный, и нацелен он прямо на Тобольск. С задачей захвата Романовых, для чего посланным отрядам предписывалось при необходимости «открыть военные действия». Вопрос ставился так: доставить живыми или мёртвыми.

— То есть второе не исключалось?

— В том-то и суть! Не только не исключалось, а предусматривалось — фактически как основная цель. Знали в Екатеринбурге, что Москва готовит судебный процесс над бывшим царём. Однако здесь это считали ненужным «излишеством». Лучше всего захватить царскую семью в Тобольске, а затем «потерять» где-нибудь по дороге в неразберихе Гражданской войны. На самом деле — под любым предлогом уничтожить.

— Значит, екатеринбургский план по сути противостоял Москве, противостоял Ленину?

— Безусловно. Однако в Москве тайных планов уральцев не знали. Многочисленные сигналы о ненадёжности охраны царской семьи и об организации возможного побега вынудили Кремль реагировать — принять решение перевезти её из Тобольска в Екатеринбург.

— А почему был избран именно Екатеринбург?

— Требовалось доставить царя с семьёй в пункт, где, во-первых, можно было обеспечить более надёжную охрану, а во-вторых, откуда в любой момент быстро можно привезти в Москву для проведения суда. Этим двум требованиям, казалось, полностью соответствовал Екатеринбург.

Совнарком и ВЦИК поручают доставку Романовых из Тобольска своему надёжному человеку.

— Кому же было доверено возглавить надёжную охрану царя и его близких при переезде их из Тобольска в Екатеринбург?

— Это Константин Алексеевич Мячин, член партии большевиков с 1904 года, организатор боевых дружин во время Первой русской революции. В октябре 1917-го стал членом Военно-революционного комитета, делегат II Всероссийского съезда Советов. Был членом коллегии ВЧК и заместителем Дзержинского сразу после создания этой организации. Самая главная его характеристика — человек редкостно смелый и решительный. Таких же для выполнения ответственного задания подбирает себе в отряд. Около ста человек, которых лично знал по боевым действиям во время революции 1905 года. Берёт только тех, кому безоговорочно доверяет. При отряде свой телеграфист. На вооружении пулемёты — целых девять штук.

— А какая реакция в Екатеринбурге на этот отряд и его миссию?

— Мячин (у него в это время подпольный псевдоним — Яковлев) отправляется в Тобольск как раз через Екатеринбург. На вокзале он встречается с местными руководителями — Голощёкиным и Дидковским. Показывает свои мандаты. А они у него действительно серьёзные! Руководителями партии и Советского государства предписано всем гражданам и организациям под угрозой расстрела на месте оказывать Яковлеву всяческое содействие.

В данных ему полномочиях подчёркнуто, что «груз» (так для конспирации называли в переписке Романовых) обязательно должен быть доставлен живым. Вот категорическое указание Ленина!

Конечно, это руководителям уральским никак не могло понравиться. Они-то направляли свои отряды в Тобольск с противоположным заданием— во что бы то ни стало Романовых «ликвидировать». И вот теперь два задания столкнулись.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.

Источник https://history.wikireading.ru/165439

Источник https://gotps3.ru/imel-li-lenin-kakoe-to-otnoshenie-k-rasstrelu-czarskoj-semi/

Источник https://kprf.ru/history/soviet/177183.html